Предсказания будущего планеты Земля онлайн

XIV. ГЕЛИОЦЕНТРИЧЕСКАЯ СИСТЕМА МИРА

 

Гениальный славянский ученый, великий астроном Николай Коперник родился в 1473 г. в польском городе Торне. Сын богатого купца, он получил всестороннее образование б лучших университетах (в Кракове, Риме, Падуе и др.). Закончив образование, Коперник в 1505 г. вернулся на родину и в маленьком городе Фрауенбурге принял должность каноника, т. е. духовного чиновника при епископе по управлению церковными делами. Эта должность не только вполне обеспечивала его материально, но и давала много досуга для научных занятий, Однако, хотя Коперник и принадлежал к духовному званию, священником он не был и церковных служб не совершал.

 

Коперник был искусным врачом, знающим правоведом и опытным инженером. Но главным своим занятием он считал астрономические исследования и все свободное время посвящал наблюдениям небесных светил и астрономическим вычислениям, стараясь разгадать: как же устроен мир, если общепринятая система мира неправильна? В результате неутомимых исканий он создал новую систему астрономии, всецело основанную на представлении о движении Земли.

 

В своих попытках опорочить идеи Коперника попы и невежды прибегали прежде всего к злостным и грубым насмешкам. Некоторые из них острили, что этот астроном, вероятно, много пьет, ибо только у очень пьяных людей Земля вертится под ногами. Дело дошло до того, что некий драматург сочинил увеселительную комедию о Копернике; в 1531 г. в Эльбинге, недалеко от Фрауенбурга, комедия, в которой учение о движении Земли и автор этого учения были представлены в совершенно шутовском виде была разыграна почти на глазах у престарелого Коперника.

 

Но Коперник не обращал внимания на поповские трюки, он спокойно и невозмутимо продолжал разрабатывать свое учение и до последних дней жизни стойко удерживал занятую им позицию. Он, несомненно, был одним из тех великих ученых, которые шли «против течения», вели борьбу против устаревших идей и закладывали основы для новой науки. Коперник является одним из первых творцов передовой науки, о которой говорит товарищ Сталин, — «той науки, люди которой, понимая силу и значение установившихся в науке традиций и умело используя их в интересах науки, все же не хотят быть рабами этих традиций, которая имеет смелость, решимость ломать старые традиции, нормы, установки, когда они становятся устарелыми, когда они превращаются в тормоз для движения вперед, и которая умеет создавать новые традиции, новые нормы, новые установки»1.


Николай Коперник.


Николай Коперник.

 

Коперник выдвинул принцип, что большинство видимых небесных движений являются кажущимися и обуслов...

 

...ность. Коперник считал, что небесные явления надо «спасать», т. е. объяснять на основе таких допущений, которые правильны в их сущности (критерий истинности всякой системы мира он видел в ее соответствии с природой вещей). Он не сомневался в том, что его учение дает не только одну из возможных схем движения планет, а подлинную реальность — картину действительности. Поэтому он подчеркивал: «Для того чтобы не подумали, что я выставляю одни лишь утверждения, пусть сравнят мое объяснение с явлениями; тогда увидят, что оно столь же хорошо согласуется с ними, как и прежние теории, перед которыми оно имеет даже преимущество».

 

В чем же Коперник видел основное преимущество своего астрономического учения? Главным образом в том, что оно гораздо проще и понятнее всех прежних теорий объясняет движение планет, а выводы из него лучше согласуются с наблюдениями, «На размышление о другом способе вычисления движения небесных тел, — писал он, — меня навело исключительно разногласие математиков по этому вопросу. Прежде всего, у них настолько плохо определены движения Солнца и Луны, что они не могут даже определить величины полного года. Затем, при установке движений как Солнца, так и пяти планет, они не применяют ни одних и тех же законов, ни одних и тех же предположений, ни одинаковых доказательств. Действительно, некоторые ученые употребляют концентрические сферы, другие же — эксцентрические и эпициклические круги, но при всем этом они не могут доказать того, к чему стремятся. Те, которые придерживаются концентрических сфер, хотя и доказывают, что некоторые неравномерные движения могут произойти этим способом, но выводы их не согласованы с наблюдениями. Изобретателе эксцентриков, хотя они могут на основании эксцентрических кругов вычислять большую часть видимых движений, иногда бывают вынуждены допускать многое такое, что кажется противным первоначальным правилам равномерного движения. А главное — именно формы вселенной и известную симметрию ее частей — они не в состоянии вывести на основании этой теории. С ними бывает то же самое, как если бы кто-нибудь взял из разных картин руки, ноги, голову и другие, части, даже прекрасно нарисованные, но без необходимой пропорциональности, и сложил бы все это в один рисунок: получилось бы, конечно, нечто более похожее на урода, чем на человека». Таким образом, Коперник имел полное право подчеркивать, что при гелиоцентрическом устройстве вселенной сохраняются всюду «порядок» и «гармония» мироздания и что «это одно уже имеет, как говорят, немаловажное значение».

 

К ниспровержению геоцентрической системы мира и к установлению новых исходных позиций в науке о небе Коперника привели не только астрономические, но и физические соображения. Последние заключались главным образом в том, что «неестественно» приписывать движение всему небесному своду, а покой одной лишь Земле. При этом он указывал на невероятность той быстроты, с которой старая система заставляла отдаленнейшие планеты и «неподвижные звезды» описывать свои круги в течение суток вокруг такого небольшого тела, как Земля. Он подчеркивал, что размеры вселенной громадны по сравнению не только с Землей, но даже и со всей солнечной системой; что расстояние, отделяющее нашу планетную систему от мира неподвижных звезд, бесконечно превышает размеры всей этой системы.

 

Правда, Коперник не отказывался еще от старого представления о вселенной, как о некоторой громадной сфере, и поэтому в первой главе его сочинения говорится «о том, что вселенная — сферической формы». Но важно то, что из представления о ничтожности размеров земного шара по сравнению с размерами небесного свода он сделал заключение, что необходимо считать вращающейся Землю, а не весь небесный свод. Он писал: «Считают, что Земля помещается в центре вселенной, и находят противоположное мнение смешным, а между тем, откуда же нам известно, что Земля неподвижна и вращается небесный свод? Принимая во внимание огромную отдаленность небесных тел, трудно себе представить, чтобы они могли описать такой необъятный круг в течение всего 24 часов. И затем: почему именно бесконечная вселенная должна вращаться вокруг ничтожно малой Земли?..»

 

«Если справедливо, что небесная сфера бесконечна, — писал Коперник,— то как понимать, что она обращается в 24 часа? Не естественнее ли предполагать, что движение это принадлежит Земле и только ей одной? Иначе, если бы она вращалась вместе с небесной сферой, но несколько медленнее, чем последняя (по причине меньшего объема Земли), то мы не замечали бы ни малейшего изменения в положении светил на небесном своде; Солнце и звезды относительно наблюдателя казались бы постоянно на одном и том же угловом расстоянии от меридиана. Поэтому естественно предполагать, что Земля обращается вокруг своей оси, а небесная сфера неподвижна».


Небо перетягивает Землю.

Небо перетягивает Землю. Рисунок с заглавного листа второго издания книги Коперника, символически выражающий мысль, что Земля не является важнейшим телом вселенной.

 

Поставив в центре вселенной Солнце, Коперник прежде всего учел то, что светила мы наблюдаем с Земли; так что, если Земля движется, то всё, находящееся вне ее — в мировом пространстве,—должно представляться нам движущимся в обратном направлении. И он показал, — это особенно важно, — что большая часть движений небесных тел принадлежит к числу лишь кажущихся движений, что они являются отражением действительного движения Земли вокруг своей оси и ее обращения вокруг Солнца.

 

Как мы видели, господствовавшая до Коперника система мира исходила из того, что движение неба совершенно очевидно. Коперник прежде всего считал необходимым разрушить это «очевидное» заключение: «Почти все писатели согласны между собой в том, что Земля неподвижна; противное мнение им кажется даже смешным. Но если всмотреться внимательнее, то оказывается, что вопрос этот вовсе нельзя считать решенным, и им отнюдь не следует пренебрегать. Всякая замечаемая нами перемена положения предмета происходит или вследствие его движения, или же движении наблюдателя, или же вследствие относительного их движения; если движения обоих равны, то перемещение бывает незаметно. Мы наблюдаем небо над Землей: если последняя имеет движение, то небо кажется нам движущимся в обратную сторону. Весь небесный свод имеет движение с востока на запад; если вообразим небесный свод в покое, а дадим Земле движение обратное, т. е. с запада на восток, то получим одни и те же явления».

 

Из этих слов мы видим, что, объясняя движения небесных тел, Коперник избрал новый путь, т. е. ввел чуждое астрономии и физике древних ученых понятие об относительности движения. Действительно, при объяснении суточного движения небесных тел, происходящего как бы от вращения небесной сферы, можно предполагать, что эта сфера равномерно вращается вокруг своей оси, наклоненной к плоскости горизонта, и делает полный оборот в сутки. Или же,, наоборот, Земля ежесуточно поворачивается в противоположную сторону — от запада к востоку — вокруг своей оси, имеющей то же направление, что ось сферы. В обоих этих случаях видимые явления кажутся одинаковыми. В подтверждение этого Коперник повторил уже использованный ранее пример: при удалении корабля из гавани находящиеся на нем люди тоже не чувствуют собственного движения, — им кажется, что от корабля, стоящего на месте, удаляется берег. «То же самое, — писал он, — бывает с нами: небо кажется нам вращающимся потому, что в действительности вращается Земля».


Гелиоцентрическая система мира. Чертеж из книги Коперника.


Гелиоцентрическая система мира. Чертеж из книги Коперника.

 

Коперник не был релятивистом в крайнем смысле этого слова, т. е. он не дошел до провозглашения абстрактно-теоретической равноправности противоположных представлений — о покое и движении Земли. Держась «чувства реального« он доискивался такой теории, которая была бы наиболее правдоподобной физически, т. е. давала бы правильную картину мира. Вот почему он говорил: «Так как небо является все в себе содержащим, а Земля лишь часть содержимого, то не видно причины, почему же не приписать лучше движение тому, что содержится, а не тому, что содержит». Коперник был убежден, что движется именно Земля, и поэтому он опровергал все доводы Птоломея, отвергавшего движение Земли.

 

Самым важным в учении Коперника является то, что он годовым движением Земли объясняет не только кажущееся движение Солнца среди звезд, но и кажущееся петлеобразное движение планет (т. е. то, что в системе Птоломея приписано главным эпициклам). В системе деферентов и главных эпициклов одни из этих кругов являются отражением действительного движения планеты вокруг Солнца, а другие—отражением орбитального движения Земли. В связи с этим Коперник вскрыл и объяснил ускользнувшее от внимания древних астрономов обстоятельство, что существует замечательное соответствие между эпициклическим движением планет и кажущимся годовым движением Солнца. Он показал: это соответствие вызвано тем, что центр планетных движений — не Земля, а Солнце, причем годовое движение Солнца и движение планет по главным эпициклам не действительные, и кажущиеся, и обусловлены они опять-таки го довым движением Земли вокруг Солнца.

 

Как мы уже знаем, планеты Меркурий и Венера движутся наподобие своеобразного маятника около Солнца — в одну и другую сторону; обращение их вокруг него ясно до очевидности. В птоломеевской системе центры эпициклов Меркурия и Венеры всегда лежат на одной прямой, соединяющей глаз наблюдателя с Солнцем, а времена обращения центров этих эпициклов вокруг Земли равны одному году. Благодаря этой замечательной особенности «нижних» планет Птоломей мог бы деференты Меркурия и Венеры слить с орбитой Солнца и считать эти две планеты обращающимися вокруг Солнца и с ним вместе вокруг Земли. Этого Птоломей, однако, не сделал.

 

В системе Коперника движение этих планет вокруг Солнца сохранилось, но зато движение Солнца вокруг Земли заменено движением Земли вокруг Солнца. Таким образом, одно из круговых движений, из которых в системе Птоломея составлялось видимое перемещение «нижней» планеты, а именно движение по эпициклу, ведущее к образованию «петель», является истинным движением этой планеты вокруг Солнца; другое же движение по деференту, держащее планету вблизи Солнца, есть только кажущееся явление, так как оно происходит вследствие годового движения Земли.

 

Мы уже обратили внимание на то, что главные эпициклы «верхних» планет (Марса, Юпитера и Сатурна) в птоломеевой системе описываются планетой в течение года и радиусы их, направленные к планете, всегда параллельны между собой и вместе с тем параллельны направлению «Земля — Солнце». Коперник показал, что эти эпициклы верхних планет, придуманные для объяснения «петель», на самом деле есть кажущиеся движения, отражающие движение Земли вокруг Солнца, а деференты их, вызывающие прямое движение, зависят от их собственного движения вокруг Солнца.

 

В системе Птоломея имеются и другие положения, которые непонятны и как бы совершенно случайны, вследствие чего кажутся весьма странными. Например, она не объясняет, почему ни Солнце, ни Луна не имеют обратных движений. Также остается непонятной в этой системе и разная величина эпициклов: у Марса он огромен, у Юпитера меньше, у Сатурна еще меньше. Эта система не дает обоснования и тому странному обстоятельству, что Марс, Юпитер и Сатурн оказываются ближе всего к Земле (а следовательно, и видны более ярко) лишь тогда, когда они находятся в противостоянии с Солнцем, т. е. восходят вечером и заходят утром. Не только сам Птоломей, но и все без исключения астрономы, которые до Коперника изучали, разъясняла и преподавали его систему мира, совершенно не останавливались на этих загадках: они или вовсе не замечали этих особенностей системы или же считали их случайными.

 

Только Коперник вскрыл их и убедительно показал, что они не случайны, а свидетельствуют о неправильном порядке планет в системе Птоломея вообще. Коперник заявил, что в этой системе мира необходимо переставить местами Землю и Солнце, отнеся при этом к Земле видимое годовое движение Солнца, т. е. отказаться от привычного представления о неподвижности Земли в центре мира. Сделав этот поразительно смелый шаг, т. е. признав, что истинное годовое движение принадлежит не Солнцу, а Земле, Коперник тем самым в корне преобразовал систему Птоломея. Все упомянутые странности и неясности в ней получили простое и вполне понятное объяснение, перестали быть загадочными. Было установлено, что земная орбита отражается в эпициклах Марса, Юпитера и Сатурна и в деферентах Меркурия и Венеры, так что и в системе Птоломея не все движения являются действительными.


Видимый путь Марса относительно Земли вычерченный с помощью птоломеевых эпициклов и деферентов. Действительное движение Марса относительно Земли в предположении неподвижности Земли.

Видимый путь Марса относительно Земли вычерченный с помощью птоломеевых эпициклов и деферентов. Малый пунктирный круг — главный эпицикл, большой — деферент.


Действительное движение Марса относительно Земли в предположении неподвижности Земли. Сравнение этой кривой с той, которая видна на соседнем рисунке, показывает, насколько хорошо птоломеева система представляла наблюдаемое нами движение планет. Различие этих кривых заключается, главным образом, в том, что в кривой, соответствующей действительным отношениям, вторая петля меньше первой, тогда как, по Птоломею, все петли обязательно должны быть одинаковой величины.

 

Таким образом, Коперник уничтожил главные эпициклы, с помощью которых его многочисленные предшественники пытались объяснить запутанные движения планет. Его система, построенная на признании движения Земли вокруг Солнца, оказалась значительно проще птоломеевой. На этом основании oн считал ее более естественной, а потому и истинной. Как уже нами было отмечено, Коперник вообще считал неправильными все попытки древних любой ценой спасти явления». Астрономические положения, на его взгляд, должны быть истинны в самой своей сущности, т. е. они должны соответствовать природе вещей, а вследствие этого быть способными охватывать все наблюдаемые явления.

 

Коперник отметил, что еще Марциан Капелла (вслед за Гераклидом Понтийским) допускал, что Меркурий и Венера обращаются не вокруг Земли, а вокруг Солнца. «Если воспользоваться этим, — писал Коперник, — и принять для Сатурна, Юпитера и Марса тот же центр, обратив при этом внимание на большее протяжение их орбит, окружающих не только орбиту Меркурия и Венеры, но и путь Земли,— то этим можно объяснить правильность их движений. Действительно, известно, что Сатурн, Юпитер и Марс всегда ближе к Земле в то время, когда они восходят вечером, т. е. когда вступают в оппозицию (противостояние) с Солнцем, иначе говоря, когда Земля стоит между ними и Солнцем. Дальше же всего они находятся от Земли, когда заходят вечером, т. е. когда между ними и Землей стоит Солнце. Это служит доказательством того, что центр их обращения — Солнце, служащее центром и для орбит Венеры и Меркурия. И так как все названные планеты имеют один центр, то необходимо, чтобы в свободном пространстве, между Венерой и Марсом помещалась орбита Земли, сопровождаемая спутником Луною и всем подлунным миром. Действительно, Луна, стоящая, бесспорно, ближе всего к Земле, никак не может быть отдалена от нее уже даже по одному тому, что в этом пространстве для нее вполне достаточно места. Поэтому мы не боимся утверждать, что все то, что охватывает собой сфера обращения Луны, вместе с центром этой сферы — Землей, описывает между планетами вокруг Солнца в течение года тот большой круг, в центре которого помещается центр вселенной, т. е. неподвижно покоящееся Солнце. И всё, что прежде объясняли движением Солнца, можно объяснить движением Земли».

 

По Копернику, все планеты движутся вокруг Солнца по круговым орбитам, причем порядок расположения планет от Солнца таков: Меркурий, Венера, Земля, Марс, Юпитер и Сатурн. «В этом расположении светил, — подчеркивал он, — мы находим такую гармоническую связь, какой нигде более найти нельзя». Действительно, при помощи своей системы мира Коперник с замечательной простотой объяснил «второе неравенство», т. е. замысловатые, запутанные пути планет, доставившие столько труда древним астрономам. Различие между видимым движением так называемых нижних планет (Меркурия и Венеры) и верхних (Марса, Юпитера и Сатурна) вызвано тем, что нижние планеты являются внутренними, а верхние — внешними, т. е. орбиты первых расположены внутри земной орбиты (ближе к Солнцу, чем Земля), а орбиты вторых—вне земной орбиты (дальше от Солнца, чем Земля). Своеобразные остановки, петли и обратные направления в движениях планет есть также кажущееся явление, порожденное не нагромождением эпициклов, а опять-таки обращением Земли и планет вокруг Солнца. Все эти особенности объясняются тем, что земной наблюдатель рассматривает движение планет не из центра, вокруг которого планеты движутся, а с движущейся, в свою очередь, Земли, т. е. из разных точек пространства.


Объяснение сложного видимого движения «верхней» (внешней) планеты, по Копернику.

Объяснение сложного видимого движения «верхней» (внешней) планеты, по Копернику. Когда Земля занимает положение Т1, а планета положение P1, то планета должна казаться на небосводе в точке P'1. Планета движется медленнее Земли; когда Земля переместится из положения Т1 в Т2, планета передвинется из точки P1 в P2 и мы ее увидим в направлении Т2P2 в точке небосвода P'2, т. е. планета передвинется между звездами справа налево, по направлению стрелки № I. Когда Земля занимает положение Т3, то планету мы увидим по направлению Т3P3 в точке небосвода P'2, так что планета в точке небосвода P'2 как бы остановилась, а затем пошла вспять, слева направо, по стрелке № 2. Таким образом, стояние и обратное движение планеты — кажущиеся явления, происходящие вследствие движения Земли по орбите.

 

Выходит, таким образом, что все «странности» в путях планет перестали бы существовать для наблюдателя, оказавшегося на Солнце, в центре планетных орбит: для него все планеты обращались бы постоянно в одном и том же направлении. Поэтому Луна, у которой не обнаружено никаких петель, остановок и т. д. должна обращаться вокруг Земли в качестве ее спутника или планеты второго порядка.

 

Расстояния планет от Солнца и скорости их движения по орбите различны. Поэтому планеты описывают свои орбиты в различные промежутки времени. Чем дальше планета от Солнца, тем больше, времени она тратит на полный оборот вокруг Солнца.

 

От совокупности движений Земли и планет вокруг Солнца планетные перемещения кажутся нам весьма неравномерными и запутанными, хотя на самом деле они довольно несложны.

 

Таким образом благодаря Копернику стало понятным, почему теория Птоломея все же в известной степени удовлетворительно представляла видимое движение планет. Оказалось, что это движение кажется состоящим из двух круговых движений, причем первое из них — результат движения планет вокруг Солнца, а второе— результат орбитального движения Земли, с которой мы наблюдаем планеты.

 

Планеты Марс, Юпитер и Сатурн, находящиеся за пределами земной орбиты, кажутся нам движущимися в обратном направлении, т. е. с востока на запад, когда Земля и одна из этих планет находятся по одну сторону Солнца, так как в этом случае Земля при своем движении вокруг Солнца обгоняет эту планету, перемещающуюся по своей орбите медленнее Земли. Аналогичное явление мы замечаем, когда на одном поезде обгоняем другой, медленнее идущий.

 

Движение Меркурия или Венеры, находящихся в пределах земной орбиты, кажется нам обратным, когда любая из них находится между Землей и Солнцем, потому что она движется быстрее Земли.

 

Словом, ввиду того, что перемещение всякой планеты наблюдается нами с движущейся Земли, а не из центра ее орбиты, т. е. Солнца, то линии зрения (прямые, проведенные между Землей и планетой) либо движутся по направлению с запада на восток, т. е. прямо, либо по противоположному направлению, т. е. обратно, либо же делаются касательными к планетной орбите, т. е. планета кажется неподвижной. Движение планеты бывает прямым, когда эти линии зрения пересекаются между Землей и планетой; обратное движение происходит тогда, когда эти линии пересекаются вне планетной орбиты для внешних орбит и вне земной для внутренних, и планета кажется остановившейся, когда эти линии параллельны.

 

Так же просто и наглядно, без всяких эпициклов, Коперник впервые объяснил образование петель планет. Это основное «неравенство» в движении планет связано с разной величиной радиусов орбит. Каждая из петель есть не что иное, как отражение движения Земли, с которой мы планету наблюдаем, в пути движения планеты. Если, например, Юпитер обращается вокруг Солнца почти за 12 лет и делает за это время 11 петель, то это происходит потому, что каждая петля в видимом пути планеты соответствует одному обороту Земли вокруг Солнца.

 

Коперник установил, что величина петель зависит от отношения расстояний до Солнца от планеты и от Земли. Чем дальше планеты отстоят от Земли, тем меньше петля; чем ближе она к Земле, тем она больше. Отсюда Коперник вывел, — а это одна из самых замечательных его идей, — что по величине петли можно вычислить сравнительное расстояние планеты от Солнца, принимая расстояние Земли от Солнца, т. е. радиус земной орбиты, за единицу. Ведь та часть планетной орбиты, которая с Земли кажется петлей, для наблюдателя, находящегося на Солнце, представляется дугой, частью круга, ибо все видимые явления в движениях планет обусловливаются движением планет и Земли вокруг Солнца. Если Птоломей объяснил эти петли с помощью большого, или главного, эпицикла, центр которого скользит по окружности деферента, то, по Копернику, этот эпицикл тоже является как бы отражением земной орбиты, между тем как роль деферента в этом случае играет действительная орбита планеты. Поэтому Коперник пришел к заключению, что отношение радиуса деферента к радиусу эпицикла равно отношению расстояний от планеты до Солнца и от Земли до Солнца.

 

Построив отношения радиусов эпициклов и деферентов, найденных Птоломеем, Коперник впервые получил сравнительные расстояния планет до Солнца, выраженные в радиусах земной орбиты.

 

Что же касается среднего расстояния Земли до Солнца, то Коперник, на основании вычислений, принял его равным 1 197 земным радиусам. На самом же деле оно почти в 20 раз больше! Но если Коперник и не знал настоящих размеров солнечной системы, то относительно расстояния планет до Солнца он знал уже довольно точно, и это было тогда новым важнейшим достижением астрономии.

 

В системе Птоломея порядок распределения планет при их воображаемом движении вокруг Земли не мог быть установлен из наблюдений и был намечен без достаточных оснований, т. е. взаимные расстояния планет оставались совершенно неопределенными (было известно лишь расстояние от Земли до Луны в земных радиусах). Система Коперника представляет собой строго организованное целое; и именно поэтому она сразу правильно установила план строения солнечной системы, определив из наблюдений все расстояния, и тем внесла порядок в картину мира. Конечно, Коперник не мог не сознавать вполне ясно этого преимущества своей системы и в этом преимуществе видел одно из главнейших «строгих доказательств» правильности своего учения.


Объяснение видимого движения «нижней» (внутренней) планеты, по Копернику.

Объяснение видимого движения «нижней» (внутренней) планеты, по Копернику. Планета движется быстрее Земли Т и движение ее прямое от М до М ". обратное от М " до М " и переходит, в стояние у М " и М"' Она кажется качающейся около Солнца, причем радиус ее орбиты определяет размах этого качания и другие особенности ее видимого движения.

 

Теперь нетрудно будет понять тот путь, который привел Коперника от геоцентрической к гелиоцентрической системе мира. Коперник не стремился к уничтожению того, что было сделано до него: он руководился только желанием существенно улучшить, преобразовать ту теорию видимых движений планет, которую дал Птоломей. С этой целью он обратил внимание на имеющиеся в системе Птоломея весьма загадочные соотношения между движением планет и годовым движением Солнца. Коперник неустанно думал: почему движение Солнца отражается в движениях планет? Путь для объяснения этого важного обстоятельства подсказывался теми системами мира, которые допускают обращение Меркурия и Венеры вокруг Солнца. «Кто нам мешает отнести к тому же центру движение Сатурна, Юпитера и Марса?» — резонно спрашивает он.

 

Допустив, что все планеты обращаются вокруг Солнца, которое, в свою очередь, обращается вокруг Земли (такую систему мира впоследствии предложил Тихо Браге), Коперник увидел, что движение планет оказывается более простым и точным. Но он не остановился на этом и сделал следующий, еще более смелый шаг вперед: он «остановил Солнце и двинул Землю», т. е. поместил Землю в ряд планет, обращающихся вокруг Солнца. Тем самым, он покончил с геоцентрическим мировоззрением, уничтожил разницу между подлунным и надлунным миром, признав, что «небесное» и «земное» подчиняется одним и тем же законам природы.

источник: Системы мира Г.А.Гурев


Волжская земля хранит удивительные артефакты и сильные энергетические поля
Почему градины имеют разные размеры?
Особенности коперниковой системы
Апокрифы, Пророки и Патриархи
Архитектор «энергонулевых» домов, Строительство, будущие профессии
Отчего зависит погода?
Вуган Алан ясновидец механик
Защитник прав потребителей электроэнергии, ЖКХ энергосети, будущие профессии
Диксон Джин Лидия Пинкерт предсказательница
Что такое артезианский колодец?
2007 Copyright © AstroSearch.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Интересные научные статьи. Предсказания, магия, эзотерика, астрология, астрономия, приворот, апокалипсис, гадание, значение, хиромантия, сонник, руны, гороскопы.
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт. Партнёрская программа.
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования