Предсказания будущего планеты Земля онлайн

 


«Наука потому и называется наукой, что она не признает
фетишей, не боится поднять руку на отживающее,
старое и чутко прислушивается к голосу опыта, практики.
Если бы дело обстояло иначе, у нас не было бы вообще науки
не было бы, скажем, астрономии, и мы все еще пробавлялись
бы обветшалой системой Птоломея...»
И. В. СТАЛИН.











 


АНТРОПОГЕОЦЕНТРИЗМ И РЕЛИГИЯ

 

Вопросы строения вселенной, ее природы, происхождения и развития ее отдельных частей глубоко интересны каждому мыслящему человеку. Они чрезвычайно сложны, и до сих пор в них еще есть много неясного и невыясненного. Но несомненно также и то, что естественные науки (астрономия, физика, химия и др.) достигли за последнее время колоссальных успехов. История развития этих наук, ярко отражающая прогресс человеческой мысли, дает полнейшее основание считать, что для нашего познания нет и не может быть непреложных границ.

 

Изучением вселенной занимается астрономия — наука о небесных телах и явлениях. Она является одним из старейших и интереснейших разделов естествознания. Не только в древние времена, но еще сравнительно недавно астрономия занималась только изучением движений небесных светил, стараясь найти законы, управляющие этими движениями, для того, чтобы заранее предсказывать некоторые небесные явления (например, солнечные и лунные затмения). Современная астрономия попрежнему много внимания уделяет изучению положения и перемещения различных небесных тел, так как данные по этим вопросам имеют большое научное и практическое значение. Но основная ее цель теперь несравненно шире: она заключается в познании как строения всей вселенной, так и происхождения и развития ее составных частей (звезд, планет, туманностей и т. п.).

 

Почему астрономия осмелилась приступить к решению труднейших задач, связанных с коренными вопросами мировоззрения? Потому что эта наука нашла возможность точно и детально исследовать далекие от Земли космические1 тела: звезды, планеты, кометы, туманности и т. д. — их размеры, массу, плотность, яркость, химический состав и прочее.

 

Чрезвычайно важные исследования в этой области нередко проводятся теми же методами, которыми пользуются физики, топографы, химики и др. при изучении тел, находящихся на поверхности Земли. Это, конечно, является одним из наиболее ярких свидетельств единства «земного» и «небесного»: материя вселенной всюду подчиняется одним и тем же непреложным законам природы, во вселенной нет ничего неожиданного и сверхъестественного. Именно, с установлением этого факта стало ясно, что вопрос о происхождении Земли и других небесных тел является чисто научным вопросом: он может быть решен строго материалистически, т. е. на основе наблюдаемых нами естественных закономерностей во вселенной, без всякого привлечения каких-то нематериальных «агентов» и сил.

 

Неудивительно, что астрономия сыграла огромную роль в развитии научного мировоззрения, в борьбе с суевериями и религиозными предрассудками. Она научила не доверяться слепо органам чувств, а критически, глубоко и всесторонне исследовать каждое явление, вскрывать его зависимость от других явлений. Эта наука первая сделала несомненным заключение, что все в природе находится во взаимной связи, во взаимодействии, т. е. подчиняется определенным законам. Изучая явления, происходящие в различных местах необъятной вселенной, астрономия ясно показала, что одинаковые причины при одинаковых условиях всегда вызывают и одинаковые следствия. Таким образом, она установила материальное единство вселенной и тем самым способствовала укреплению материалистического мировоззрения, истинно научного понимания природы.

 

И в настоящее время идейная роль астрономии очень велика, так как различные проблемы вселенной, ею изучаемые, затрагивают узловые вопросы мировоззрения. В последние годы эта наука достигла огромных успехов в деле изучения природы различных небесных тел» и расширения познаний о вселенной, что дало возможность притти к весьма важным философским выводам.

 

Современная астрономия теснейшим образом связана с физикой: эта связь настолько глубока, что нередко бывает просто затруднительно разграничить области этих наук. Даже в то время, когда астроном интересуется лишь движениями небесных светил, он связан с физикой, ибо ему для этого приходится пользоваться зрительной трубой или телескопом — прибором по существу чисто физическим. А с того времени как был изобретен еще более замечательный прибор—спектроскоп, возник новый, очень большой, чрезвычайно важный и сложный отдел астрономии — астрофизика, т. е. физика небесных светил, С этого времени астрономы получили возможность изучать то, что происходит на самых отдаленных светилах, определять как их физическую природу, так и вещества, из которых они состоят, и т. д.

 

Астрофизика, возникшая только в середине XIX века, в настоящее время получила очень большое развитие; ее достижения привлекают огромное внимание не только ученых, но и широких масс. Эта отрасль науки о вселенной дает ценнейший материал для научной космогонии, того отдела астрономии, который изучает происхождение и развитие небесных тел, в том числе и нашей Земли. Астрофизика теснейшим образом связана с новейшими физическими представлениями о строении материи, с электронной теорией, с учением о радиоактивности, с теорией относительности, с идеями о квантах, с учением о внутриатомных процессах и т. д. При этом чрезвычайно важно то, что астрофизика позволяет исследователю из ограниченного круга земных явлений войти в гигантскую необъятную «лабораторию вселенной» — всей природы в целом. А там мы встречаем материю в таких условиях, т. е. в таких состояниях разрежения, плотности, температуры и пр., которые пока совершенно недостижимы на Земле.

 

Таким образом, физика весьма многим обязана астрономии: при изучении свойств вещества астрофизические наблюдения являются необходимым дополнением к опытам, проводимым в земных лабораториях. Поэтому всякое новое физическое воззрение широкого, мирового охвата не может не считаться с астрофизическими данными, — в конечном счете оно проверяется астрономами. А всё то, что мы узнали о механике, физике и химии небесных тел, неопровержимо подтверждает учение о материальном единстве мира.

 

Начало современной науки о вселенной положил гениальный славянский астроном Николай Коперник (1473—1543). Его нередко называют человеком, «остановившим Солнце и двинувшим Землю». Действительно, сущность его учения заключается в том, что планеты обращаются не вокруг Земли, как считалось раньше, а вокруг Солнца и сама Земля есть лишь одна из планет, которая вращается в течение суток вокруг своей оси и в течение года — вокруг Солнца. Это смелое, но замечательно простое представление о мире поражало своей неожиданностью: оно не только противоречило укоренившимся взглядам, но и отрицало то, что человек привык видеть ежедневно, и поэтому казалось противным здравому смыслу.

 

Неудивительно поэтому, что Коперник долго не решался издать свою книгу «Об обращении небесных кругов» (в вольном переводе— «О круговращениях небесных миров»). В течение десятилетий он сообщал свои астрономические взгляды только ближайшим друзьям — ученым. Он понимал, что его учение о мире не только произведет великую революцию в астрономии, но и поколеблет самые основы всего мировоззрения. Великое творение Коперника вышло из печати лишь в год смерти автора, когда уже начала действовать «святая римская инквизиция», которая категорически запретила печатать, читать и продавать какие-либо книги, не одобренные «конгрегацией индекса», т. е. инквизационной цензурой.

 

Коперник предвидел, что его представление о мире своей «новизной и кажущейся нелепостью» вызовет к нему «почти презрение». Действительно, даже около ста лет спустя знаменитый философ Бэкон Веруламский (1561—1626) не хотел мириться с представлением, что наш земной шар подвижен и является лишь одной из планет. «Нет ничего бессмысленнее всех этих фантазий, — говорил он по поводу старых теорий движения планет,—но еще более нелепы представления о движении Земли».

 

Благодаря учению Коперника наука о небе начала развиваться гигантскими шагами. Наиболее важные и решительные шаги были сделаны лет через 70 после смерти Коперника двумя учеными — Кеплером и Галилеем. Первый открыл истинные законы движения планет, позволившие предвычислять положения этих светил с невиданной до того точностью, а второй при помощи телескопа сделал очевидным обращение планет вокруг Солнца и «земную» природу планет и Луны. Благодаря этому величайшая астрономическая проблема того времени — вопрос о «системе мира» — в основном была решена. Путь же к решению был указан Коперником, поэтому имя его сделалось знаменем нового естествознания. Многообразная борьба, разгоревшаяся вокруг коперниканства, явилась одним из важнейших этапов в развитии научно-философской мысли, и поэтому она всегда будет привлекать внимание людей.

 

Выдвинутое Коперником новое учение о мире вышло далеко за пределы астрономии и других физико-математических наук; оно произвело переворот в мировоззрении людей, переворот, подобный которому трудно отыскать в истории естествознания. Новое учение нанесло смертельный удар религиозному мировоззрению и чрезвычайно высоко подняло авторитет науки, порвавшей с теологией, схоластикой, с различными суевериями и заблуждениями.

 

Подчеркивая это обстоятельство, Энгельс писал: «Революционным актом, которым исследование природы заявило о своей независимости и как бы повторило лютеровское сожжение папской буллы, было издание бессмертного творения, в котором Коперник бросил — хотя и робко и, так сказать, лишь на смертном одре — вызов церковному авторитету в вопросах природы. Отсюда начинает свое летосчисление освобождение естествознания от теологии, хотя выяснение между ними отдельных взаимных претензий затянулось до наших дней и в иных головах далеко еще не завершилось даже и теперь»2.

 

Начавшееся под влиянием идей Коперника освобождение естествознания от «церковного авторитета» было революционным делом, далеко выходящим за пределы не только науки. Оно затронуло весь освященный церковью строй средневековой жизни, весь «старый порядок», закоченевший в однообразных, — веками сложившихся и поэтому казавшихся вечными и неизменными, — формах. Стало очевидно, что если неверна библейская картина мира, т. е. церковная «астрономия», то следует сомневаться и в библейской общественной теории, в церковной «социологии», проповедывающей незыблемость экономического неравенства, крепостничества, эксплуатации. Поэтому церковь, как защитница средневекового, феодального строя, смотрела на учение Коперника как на ужасающую ересь, ведущую к настоящей революции, к «потрясению всех основ». Реакционеры и мракобесы всячески старались опровергнуть коперникову астрономию, так радикально изменившую все мировоззрение и ставшую краеугольным камнем науки нового времени.

 

Каковы же характерные особенности старого, защищавшегося церковью, представления о мире, которое было опровергнуто учением Коперника?

 

Для верующих небо является местопребыванием бога и прочих сверхъестественных существ. В религиозном мировоззрении вселенная мыслится состоящей из двух совершен но противоположных частей — «подлунного» (земного) мира и «царства небесного». Средневековые богословы, отстаивая натурфилософский дуализм, признавали коренное отличие земного (подлунного) от звездного (астрального). Ведь в противоположность материализму, стоящему на точке зрения единства мира, религия отстаивает двойственность мира, противопоставляя бога природе, душу — телу, доброго духа — злой материи, живого — мертвому, человеческое — животному, грех — искуплению, подлунный мир — царству небесному.

 

Представители религии всячески поддерживали учение Аристотеля о существенном различии между веществом неба и веществом Земли. Согласно этому учению, небо — это область неизменного эфира (пятого элемента — «квинтэссенции»), где все совершенно, чисто, вечно. Наоборот, земной шар — это мир преходящих четырех элементов — земли, воды, воздуха и огня, где все несовершенно, все возникает и затем умирает. Средневековая церковная «наука»— схоластика — в этой идее Аристотеля видела оправдание религиозного представления о «царстве небесном».

 

С представлением о разделении мира на две абсолютно различные части тесно связано учение, которое называется геоцентризмом. Согласно этому учению Земля якобы находится в центре мира и, следовательно, занимает совершенно особенное, исключительное положение во вселенной. По существу эта точка зрения лежит в основе не только христианства, но и вообще всякой теологии, всякого учения о боге и религии.

 

В самом деле, возьмем такие религиозные вероучения, как иудаизм, христианство и ислам, которые (в отличие от деизма, пантеизма и других религиозно-философских идей) имеют определенную теологию, основанную на представлении о божьем промысле, провидении и т. п. Нетрудно заметить, что каждое из этих вероучений геоцентрично, так как оно не может не считать, что все, чему оно учит («божественное откровение», «божий промысел», чудеса и пр.), произошло и происходит в самом важном месте мироздания — в средоточии вселенной. А геоцентрична всякая религия потому, что она антропоцентрична, т. е. считает, что человек занимает центральное положение во вселенной. Религия утверждает, что человек является «венцом творения», что он создан по образу и подобию бога и составляет цель и конечную заботу творца вселенной. Поэтому всякое религиозное учение считает, что человек должен жить в центре вселенной, ибо вселенная якобы существует лишь для людей и Земля является средоточием вселенной. Особенно ясно выразил это средневековый богослов Петр Ломбардский, писавший: «Подобно тому, как человек создан ради бога, для того, чтобы служить ему, так и вселенная сотворена ради человека, чтобы служить ему; поэтому человек помещен в центре вселенной, чтобы он мог сам служить богу и чтобы ему могли служить».

 

Геоцентрическое представление о мире является астрономической формой антропоцентризма. Свое завершение оно нашло в астрономической системе Птоломея, обстоятельно разработанной около середины второго века хр. эры. По этой системе в центре вселенной неподвижно стоит Земля, а вокруг нее движутся все небесные светила. Ближе всех к Земле расположена Луна, а затем планеты Меркурий и Венера, далее — Солнце и планеты: Марс, Юпитер, Сатурн и, наконец, неподвижные звезды.

 

Христианская церковь вполне допускала эту «систему мира» наряду с библейскими сказаниями о Земле и небе, ибо основной догмат христианского вероучения, именно догмат искупления (т. е. учение о «жертве, принесенной на Голгофе», неразрывно связан с представлением, что Земля есть средоточие мира, для которого всё в мире и происходит. Христианская теология не могла допустить, чтобы творец всей вселенной воплотился в образе человека на второстепенном, незаметном небесном теле, на какой-то планете, обращающейся вокруг Солнца. Поэтому христианская церковь была вполне довольна геоцентрической системой Птоломея и лишь внесла в нее небольшое добавление о том, что за неподвижными звездами находится эмпирей или «жилище блаженных», т. е. местопребывание бога с его «чинами ангельскими и архангельскими».

 

Наконец, церковно-схоластическое учение о мире заключало в себе мысль о конечности, ограниченности мироздания. Ученые богословы и их союзники — идеалисты считали, что вселенная ограничена в пространстве, замкнута со всех сторон, так как только такое представление гармонирует с идеей сотворения мира, с ограниченностью мира во времени. В системе Птоломея вселенная как раз и мыслилась пространственно ограниченной.

 

Итак, главной основой того представления о вселенной, которое было освящено средневековой церковью, являлся антропогеоцентризм. Правильно характеризует это представление историк Эйкен: «Согласно религиозной метафизике церкви человек был изначала определенной конечной целью мироздания. Он был и настоящим предметом божеского мироуправления. Его же избрал целью своих стремлений противник бога — дьявол со своими последователями. Судьба человека была вопросом, заключающим в себе всё. Ради разрешения этого вопроса бог, наконец, снисшел на Землю, чтобы в образе человека претерпеть за род человеческий проклятие греха — смерть, и этою жертвою преодолеть грех и ад. Из этого францисканец Бонавентура справедливо выводил следствие, что мир без человека немыслим, так как без него он был бы бесцелен... Божественное определение назначения человека было творческим принципом мирового порядка. Ради человека вызваны были к существованию Земля, Солнце, Луна и звезды и весь видимый телесный мир. Человек был центром мира видимого и невидимого. Отношение всего материального мира к человеку обусловило прежде всего центральное положение в мировом пространстве отведенной для человеческого обитания Земли. Место жительства человека было и местом действия всемирно-исторической драмы. Земля представляла собой сцену, на которой происходило взаимодействие бога, дьявола и человека. На ее поверхности сходились столь резко разделенные до тех пор стороны и разыгрывали здесь великую «божественную комедию» искупления. Здесь приводились в исполнение планы, задуманные вне Земли, в небе и в аду. Земля являлась ареной борьбы противоположных начал невидимого мира. Из этого центрального значения Земли средневековое мировоззрение правильно выводило, что центр Земли должен быть и центром вселенной».

 

Учение Коперника решительно отбросило геоцентризм, показав, что Земля не занимает привилегированного положения во вселенной. Земля есть лишь третья по расстоянию от Солнца планета, которая, как и другие планеты солнечной системы, движется вокруг Солнца. Тем самым учение Коперника показало, что истинное строение вселенной не имеет ничего общего с церковно-схоластическим представлением о мире.

 

В самом деле, если Земля — рядовая планета, т. е. одно из небесных тел, если планеты являются «небесными землями», то не может быть речи о коренном различии между земным и небесным веществом. Благодаря учению Коперника начала рушиться до основания фантазия о существовании «царства небесного» и был сделан первый важный шаг к признанию материального единства вселенной. С другой стороны, это учение, развенчав Землю, нанесло сокрушительный удар по одному из устоев религиозного мировоззрения — антропоцентризму. А тем самым оно опровергло не только геоцентризм, но и сделало весьма важный шаг по пути отрицания другого важного пункта религиозного мировоззрения— телеологии, т. е. учения о разумной целесообразности мира.

 

Геоцентризм имеет телеологические основы, так как он неразрывно связан с антропоцентризмом. По библии, небесные светила «сотворены» для определенной «цели»: для того, чтобы освещать средоточие мира — земной шар, на котором находится «венец творения» — человек. Например, в книге «Бытие» (первая книга Библии) мы читаем: «И сказал бог: да будут светила на тверди небесной, для отделения дня от ночи, и для знамений и времен, и дней, и годов. И да будут они светильниками на тверди небесной, чтобы светить на землю».

 

В связи с этим величайший авторитет католической церкви Фома Аквинский (XIII век), вскрывая телеологический характер антропогеоцентризма, как одного из важнейших пунктов религиозного мировоззрения, говорит, что «светила сотворены на пользу человека, т. е. для того, чтобы они служили ему для различения времен, дней, годов и пр.». Но если Земля — обыкновенная планета, то человек, конечно, неявляется каким-то особым привилегированным существом, для которого светят все небесные светила и вообще существует весь мир.

 

Установлено, что Солнце в 1 300 000 раз больше Земли, и поэтому нелепо думать, что оно существует только для того, чтобы освещать обиталище человека. С другой стороны, ученые вычислили, что на все планеты солнечной системы попадает меньше одной 230-миллионной доли солнечного тепла и света, а на Землю — только одна 2 200-миллионная часть. Все остальное рассеивается в небесном пространстве, т. е. здесь «средство» и «цель» находятся в крайнем несоответствии. Как же после этого говорить о деятельности во вселенной какого-то «высшего разума» и о существовании Солнца ради Земли? Что же касается звезд, то лишь чрезвычайно малая часть их видна невооруженным глазом, а те, которые видны, посылают весьма ничтожный свет на Землю. Недаром уже более 200 лет назад известный в то время ученый Шейхцер, вовсе не желавший окончательно порвать со старым мировоззрением, вынужден был заявить: «Когда подумаешь, как мало света дают нам звезды в безлунную ночь, то начинаешь сомневаться в том, что они созданы, чтобы освещать нам ночи».

 

Говоря о великом творении Коперника, Энгельс отметил, что «с этого времени исследование природы освобождается по существу от религии». Но отказ от геоцентризма есть вместе с тем отказ от всякого богословия, исходящего из представления о боге, как промыслителе, вмешивающемся во все события, происходящие в природе и человеческом обществе. Следовательно, удар по телеологии, антропоцентризму и геоцентризму означает удар не только по христианству, но и по всякому религиозному вероучению, ибо телеология; антропоцентризм и геоцентризм — основа всех религий.

 

Конечно, католическая церковь, которая никак не могла мириться с отрицанием антропогеоцентризма, запретила учение Коперника и отчаянно боролась с его сторонниками. Историк Трёльс-Лунд отмечает: «Католическая церковь, без сомнения, была права, видя в учении Коперника не только противоречие словам Ветхого Завета, но и подрыв церковного учения. Христианская мифология с ее объяснениями божественных мероприятий для искупления Земли основывалась

 

на молчаливом предположении, что Земля есть средина мира, вокруг которой все вертится. Когда Земля была оттеснена с этого места и низведена до положения маленькой планеты, которая, как и многие другие, обращается вокруг главного тела, Солнца, то в значительной степени исчезла вероятность того, что ее судьба могла вызвать воплощение бога. Весь строй мысли потерял устойчивость, драма потеряла мировое значение, будучи перенесена на маленькую провинциальную сцену. Таким образом, учение Коперника заключало в себе зачаток протеста против старого строя мыслей».

 

Точно так же и вышеупомянутый Эйкен, говоря о влиянии новой системы мира на религиозное мировоззрение, констатирует, что эта система оказалась несовместимой с христианской идеей искупления. Он говорит: «Религиозное вероучение и мир природы не стояли более друг к другу ни в какой познаваемой зависимости. Земля, которая составляла для первого -срединный пункт божеского управления, на основании выводов нового естествознания не являлась даже средоточием нашей солнечной системы и тем менее средоточием всего видимого вещественного мира... Искупление человечества, которое для религиозного воззрения средних веков было целью сотворенного мира, уже не являлось идеей, обусловливавшей внешний мировой порядок, Таким образом, воспринятая на основании христианства метафизическая идея мира очутилась в совершенно нелогичном отношении к фактическому мироустройству. Видимый мир природы стал уже непонятен с точки зрения христианского учения».

 

Итак, сокрушение геоцентризма, начавшееся благодаря учению Коперника, явилось особенно чувствительным ударом для христианского вероучения.

 

После утверждения учения Коперника христианская и другие религии не решаются полностью отстаивать геоцентрическое представление о мире и лишь продолжают стоять на точке зрения антропоцентризма, уверяя, что человек — это особое существо, которое создано «по образу и подобию божьему». Но, как известно, Чарлз Дарвин (1809—1882) окончательно уничтожил все устои антропоцентризма, показав, что и человек не является «целью творения». Дарвин доказал, что между человеком и животным нет непроходимой пропасти, что весь животный мир представляет собой как бы общую неразрывную цепь, в которой человек является лишь одним из звеньев, Человек появился на Земле не сразу, не по изволению божественной силы, а после многих миллионов лет естественного развития животного мира.

 

Таким образом, Дарвин, в сущности, завершил дело, начатое Коперником: разрушив теорией о животном происхождении человека антропоцентрическое учение, он тем самым окончательно разбил геоцентрическое представление о мире. Поэтому опубликование учения Дарвина, как и выход книги Коперника, является одной из важнейших вех в истории вытеснения и замены религиозного мировоззрения научным.

 

Если религия «раздваивала» вселенную на «подлунный мир» и «царство небесное», то Коперник как бы «соединил» Землю с небом, установив, что Земля — одно из небесных светил. Этим был сделан значительный шаг вперед в признании того, что мир един, что он по природе своей материален и что поэтому каждое явление должно быть объяснено естественными законами.

 

Движение тел солнечной системы (а следовательно, и вся «система мира» Коперника) нашло свое объяснение у Ньютона (1642—1727), который открыл один из важнейших законов природы, названный законом всемирного тяготения. Этот закон связал астрономию с механикой, показав, что небесные светила движутся на основе тех же привычных нам законов, по которым дождевые капли, камни и прочие тела падают на Землю. Противоположность между земным и небесным, разделявшая их таинственная граница исчезли, ибо оказалось, что законы природы на Земле и во вселенной едины. Перед взором человека открылось материальное единство мира, общность и взаимозависимость различных частей вселенной, т. е. подчинение их одним и тем же законам природы. И это, конечно, явилось торжеством материализма. Стало ясно, что явления, открываемые на Земле, могут служить для объяснения многих явлений, происходящих на отдаленнейших звездах.

 

Следующий чрезвычайно важный шаг в доказательстве материального единства мира был сделан благодаря открытию спектрального анализа, позволившему связать астрономию с физикой и химией. Было не только установлено физическое состояние небесных тел (звезд, туманностей, комет и пр.), но и доказано, что они имеют в своем составе те же химические элементы, которые имеются на Земле.

 

То, что все небесные тела в общем построены из одних и тех же химических элементов, подтверждается и непосредственным лабораторным анализом химического состава метеоритов, т. е. камней, которые попадают на Землю из межпланетного пространства.

 

Все эти данные имеют огромное научное значение, так как, исходя из установленных положений физики и химии, мы можем судить о том, что происходит в мировом пространстве. Более того: факт материального единства вселенной дает основание строить научные предположения о происхождении и развитии миров. Вот почему даже философ Кант (1724—1804), старавшийся примирить науку с религией, в созданной им знаменитой теории мирообразования поступил как материалист.

 

В 1755 году Кант высказал такую смелую мысль: «Дайте мне материю, и я построю из нее мир, т. е. дайте мне материю, и я покажу вам, как из нее должен образоваться мир!» Эти гордые слова молодого тогда еще философа служат лозунгом науки о вселенной, так как они значат: процессы мирообразования должны быть объяснены на основании присущих материи законов, без всякого вмешательства сверхъестественных сил. Недаром, когда Наполеон Бонапарт, прочитав одну книгу знаменитого математика и астронома Лапласа (1749—1827), спросил его, почему он ни разу даже не упоминает в ней о творце и вседержителе вселенной, этот ученый спокойно ответил: «Я совершенно не нуждался в этой гипотезе». Этим Лаплас подчеркнул атеистический характер подлинной науки о природе: мир материален и един, и поэтому во вселенной нет ни места, ни дела никакому богу.

 

К этому выводу наука неуклонно шла со времени выхода в свет сочинения Коперника, т. е. с 1543 года. Поэтому начавшаяся тогда борьба за разрушение геоцентрического мировоззрения представляет собой один из важнейших моментов в истории научно-философской мысли.

 

В настоящей книге мы увидим, как сложилось геоцентрическое представление о мире, какие попытки были сделаны с целью сохранить это старое воззрение, как возникло и утвердилось новое учение о мире и какой сокрушительный удар это учение нанесло религиозному мировоззрению. Некоторое внимание уделим мы и тем замечательным успехам астрономии последнего времени, на основе которых создано общее представление о строении вселенной. Эти успехи сделали несомненным существование далеких планетных систем и показали материальное единство вселенной. В связи с этим мы приведем ряд фактов, которые выявляют классовый характер науки о вселенной, обычно кажущейся весьма далекой от всякой политики.

 

Знакомство с историей астрономических воззрений весьма помогает усвоению уже добытых наукой о небе сведений, выводов и обобщений. Ведь не подлежит сомнению, что новое коренится в старом, т. е. старое является подпочвой нового. Поэтому еще Герцен указывал: «Былое не утратилось в настоящем, не заменилось им, а исполнилось в нем... Чтобы понять современное состояние мысли, вернейший путь — вспомнить, как человечество дошло до него, вспомнить всю морфологию мышления».

 

Наиболее обстоятельно мы изложим те астрономические воззрения, которые связаны с возникновением и обоснованием коперниканства. Более поздних эпох мы коснемся лишь вскользь, так как, начиная с XVIII века, развитие астрономии шло по преимуществу в различных ее разветвлениях. По существу это развитие очень мало затрагивало тот прочный фундамент, который был заложен основателями нового представления о мире в XVI и XVII веках.


Следы звезд близ Северного полюса. Фотографический снимок, показывающий видимое суточное движение звезд (вокруг точки, находящейся около Полярной звезды). Снимок сделан неподвижно установленным фотоаппаратом. Толщина белых штрихов соответствует величине (т. е. видимой яркости) звезд.

Следы звезд близ Северного полюса. Фотографический снимок, показывающий видимое суточное движение звезд (вокруг точки, находящейся около Полярной звезды). Снимок сделан неподвижно установленным фотоаппаратом. Толщина белых штрихов соответствует величине (т. е. видимой яркости) звезд.

 

 

источник: Системы мира Г.А.Гурев


2007 Copyright © AstroSearch.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Интересные научные статьи. Предсказания, магия, эзотерика, астрология, астрономия, приворот, апокалипсис, гадание, значение, хиромантия, сонник, руны, гороскопы.
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт. Партнёрская программа.
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования