Уфология. Уфологи об НЛО. Инопланетяне. Аномалии, явления и пришельцы. Новости. Уфология в России.

ТОННЕЛЬ
Выпуск № 29 (2008)
TUNNEL

В.Б. Вилинбахов,
канд. ист. наук

СТАНОВЛЕНИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ УФОЛОГИИ

Глава из рукописи "НЛО в наши дни" 1982 г.,
представленная для публикации Почетным
председателем КАЯ РГО Е.П. Литвиновым и
академиком РАЕН В.Г. Ажажей

В настоящее время, спустя более чем двадцать лет, можно говорить о существовании в нашей стране гонимой и только еще становящейся на ноги научной дисциплины, широко именуемой - уфологией. Как не противится этому академическая наука, сколько ядовитых стрел ни выпускается журналистами, плохо понимающими то, о чем они пишут, уфология за прошедшие десятилетия, несмотря на самые неблагоприятные условия, не только выжила, но все больше и больше набирает силы и это, вне сомнения, лучше всего свидетельствует об ее жизненности и необходимости.

Внимание к НЛО в СССР стало возникать, к сожалению, с некоторым запозданием по сравнению с западными странами. Началось же все с выступлений писателя А.П. Казанцева в 1946 г. с гипотезой о техногенном происхождении Тунгусского Метеорита. Первые дискуссии вокруг этой идеи начались в 1947 г. в связи с чтением в Московском планетарии своеобразной лекции-диспута "Загадка Тунгусского метеорита". Позже дискуссия была перенесена в другие аудитории и на страницы прессы.

Однако эта гипотеза известного писателя-фантаста возбудила интерес не к НЛО как таковому, а подтолкнула мысль в направлении поисков палеоконтактов в далеком прошлом, что и нашло свое отражение в работах М.М. Агреста и В.К. Зайцева. Это не было еще тем, что входит в непосредственный круг представлений, формирующих уфологию.

Первым подлинным шагом в этом направлении были выступления Ю. А. Фомина и его единомышленников, познакомивших широкие круги общественности с существованием НЛО.

Начиная с 1956 г. Ю.А. Фомин изучает литературу по проблеме НЛО и собирает первые сообщения о феномене в СССР. В 1959 г. к нему присоединились В.В. Макаров и В.М. Гулисов. С 1959 г. они начали читать лекции по проблеме НЛО.

В своей лекции "О некоторых космических явлениях, прочитанной 19 февраля 1960 г., Ю.А. Фомин, в частности, говорил: "Автор лекции начал собирать сведения и материалы, опубликованные в иностранной печати, но вплотную столкнулся с очевидцами этих явлений в 1958 г. Читая лекции о ракетах и спутниках в одном из районов Средней Азии, он узнал от группы очевидцев, что в апреле 1958 г. недалеко от Ферганы были замечены четыре яркие шара, пролетавшие в течение 20 минут на большой скорости строем в форме вытянутого ромба и оставивших после себя яркий расходящийся свет. Это явление наблюдалось тремя часами позже в районе восточнее Ташкента.

В Джамбуле, в один из субботних вечеров, во время демонстрации фильма в летнем театре многочисленные зрители наблюдали 2 ярких светящихся шара, пролетавших над головами в течение 20-25 минут, оставляя после себя яркий свет…"

Однако главное внимание в этих выступлениях уделялось положению дел в США и, в частности, спорной истории с Дж. Адамским, излагавшейся без критики.

Вскоре эти выступления привлекли внимание, и против них выступила газета "Правда", опубликовавшая 8 января 1961 г. статью "Миф о "летающих тарелках"", в которой академик Л.А. Арцимович яростно обрушился на "безответственных лиц", выступающих с пропагандой НЛО.

Следствием этого было исключение Ю.А. Фомина из членов общества "Знание", а работа по изучению НЛО в нашей стране прекратилась на много лет.

Молчание было нарушено только в 1967 г. Неожиданно в украинском журнале "Знання та праця" (№ 1) по инициативе ныне известного специалиста по палеоконтактам, а тогда студента, В.В. Рубцова была опубликована статья о многочисленных наблюдениях НЛО на Украине.

А 17 мая 1967 г. в Центральном Доме Авиации и Космонавтики им. М.В. Фрунзе в Москве состоялось собрание инициативной группы по изучению НЛО, на котором присутствовало 45 человек. Руководителем группы был избран генерал-майор авиации П.А. Столяров, его заместителем - доцент Ф.Ю. Зигель, превратившийся к этому времени из ярого отвергателя НЛО в фанатичного защитника этой проблемы. Основная цель, которую преследовала вновь организованная группа, - собрать наблюдения НЛО по СССР и подготовить почву для создания общественного научного комитета по изучению НЛО.

В октябре того же года, по согласованию с начальником ЦДАиК генерал-майором авиации Л.Д. Рейне, было решено создать Отделение по НЛО Всесоюзного Комитета Космонавтики ДОСААФ. 18 октября 1967 г. в ЦДАиК состоялось первое заседаний этого Отделения, на котором присутствовало 350 человек. Было создано Отделение и избрано Бюро во главе с П.А. Столяровым, организованы секции, намечен предварительный план работы.

Для того, чтобы осуществить план работы по сбору информации, П.А. Столяров и Ф.Ю. Зигель 10 ноября 1967 г. выступили по Центральному ТВ. Последствия этого выступления оказались неожиданными для них, но вполне закономерными, учитывая отношение к проблеме научных и официальных кругов.

В конце ноября 1967 г. ЦК ДОСААФ приняло постановление о роспуске Отделения по НЛО. В конце же этого года по инициативе академика Л.А. Арцимовича руководимое им Отделение общей и прикладной физики АН СССР вынесло постановление, осуждающее изучение НЛО в СССР (см. "Правда" от 29 декабря 1967 г.). А 20 февраля 1968 г. в "Правде" появилась разгромная в отношении НЛО статья "Снова "летающие тарелки"", подписанная Э. Мустелем, А. Мартыновым и В. Лешковцевым.

И вновь наступает длительный период безмолвия, нарушать который осмеливается, честь и хвала ему за это, один Ф.Ю. Зигель. Именно он и сгруппировавшиеся вокруг него упрямые энтузиасты на протяжении почти десяти лет, стойко выдерживая все неисчислимые оскорбления и нападки, концентрировали и формировали уфологические знания в СССР. Эту заслугу трудно переоценить. "Тома", самоиздатно выпускаемые Зигелем, служили настольными книгами для множества любителей. Часто они были тем "букварем", по которому происходило ознакомление с проблемой, возбуждался интерес, пробивались ростки научных представлений.

"Тома" Ф.Ю. 3игеля (ныне их известно девять) не являются его сочинениями, а своеобразно скомпонованными сборниками материалов, хотя в них входят и отдельные исследования самого составителя. Помимо исследований Зигеля и его многочисленных полемических сочинений, в "Тома" входят исследования советских и зарубежных уфологов, а также подборки отечественных и зарубежных сообщений о НЛО. Из исследований Зигеля, включенных в "Тома", наибольший интерес, без сомнений, представляют его работы по изучению мест "посадок" в Подмосковье.

В 1974 г. Ф.Ю. Зигель пытается утвердить тематику НЛО в МАИ, где он преподает. 31 мая на расширенном заседании Ректората МАИ была принято решение об организации изучения НЛО.

Однако, решение решением, а организация работы наталкивалась на различные трудности. Профессор, которому поначалу было поручено руководство исследованиями по НЛО, вскоре умер, и только в 1975 г. была, наконец, оформлена открытая госбюджетная тема, единственным исполнителем который был Зигель. Это исследование носило предварительный характер и к середине 1976 г. оно было завершено.

С согласия руководства МАИ, Зигелъ планировал в мае 1977 г. провести в институте семинар по проблеме НЛО. Программа семинара "НЛО-77" включала большое число докладов. Поскольку тематика таковых представляет вполне определенный интерес, свидетельствуя в известной степени о состоянии отечественной уфологии на тот момент, приводим перечень докладов, взятый из третьего тома Ф.Ю. 3игеля "Наблюдения НЛО в СССР".

1. Ф. Ю. Зигель. "Современное состояние проблемы НЛО".
2. В.И. Аккуратов. "Опыт 4-х встреч в воздухе с НЛО".
3. А.И. Вейник. "К вопросу о принципах устройства двигательной системы НЛО".
4. А.В. Витко. "Закон сохранения количества движения и особенности полета НЛО".
5. Л.Е. Чулков. "Летательный аппарат Гупиля и природа серповидных НЛО".
6. И.М. 3енкин. "Интерпретация некоторых особенностей движения НЛО".
7. С.П. Божич. "Статистическое доказательство реальности феномена НЛО в земной атмосфере".
8. А.С. Пресман. "Влияние микроволнового излучения НЛО на биологические объекты".
9. А.В. Чернетский. "О роли микроволнового излучения в энергетике и динамике НЛО".
10. А.И. Вейник. "О возможности полета НЛО со сверхсветовыми скоростями".
11. Е.К. Андреева. "Психологический анализ сов. наблюдений НЛО".
12. И.М. Шейдин. "О неприменимости авиационных аналогий в объяснении НЛО".
13. Л.Н. Петров. "О возможности существования антропоморфных космических цивилизаций".
14. Ф.Ю. Зигель. "Об атмосферной траектории Тунгусского НЛО".
15. М.М. Агрест. "Проблема палеокосмонавтики и НЛО".
16. В.И. Авинский. "Древние техницизмы и НЛО".
17. И.С. Лисевич. "Следы феномена НЛО в древнекитайском эпосе".
18. В.В. Рубцов. "К сравнительной характеристике различных методов контактов между цивилизациями".
19. И.М. Зенкин, Л.Е. Чулков. "Итоги летних экспедиций 1976 г. по сбору сообщений об НЛО".
20. Л.М. Гиндилис, И.Г. Петровская, Д.А. Меньков. "О некоторых результатах статистической обработки наблюдений НЛО в СССР".

Программа обширная, даже слишком, поскольку совершенно напрасно проблеме НЛО была придана излишне космическо-техногенная конкретизация. Также совершенно напрасно в программу семинара были включены доклады палеоконтактного содержания. Все это было определенной максималистской ошибкой, когда из допущения все превращалось в факт.

Одновременно с этим Ф.Ю. Зигель, уверенный в успехе, выступает с шумными, получившими излишне широкую огласку, достаточно конкретными по своей техногенно-космической направленности лекциями в различных столичных аудиториях.

Такая неприкрытая, пока еще мало оправданная связь НЛО с космическими пришельцами и привела к трагическому финалу…

28 ноября 1976 г. "Комсомольская Правда" опубликовала статью Е.И. Парнова "Технология мифа", в которой, в первую очередь, под удар попало соединение между собой НЛО и ВЦ. "Итак, пора подвести итоги, - писал Парнов. - Нет никаких доказательств существования в прошлом и настоящем ни малейших следов какой бы то ни была машинной цивилизации. Не найдено ни единого винтика, сделанного из неизвестного сплава, ни единой детали механизма, построенного не на Земле. И уж тем более мы не располагаем доказательствами контакта с чужим разумом, чужими формами жизни".

Кое в чем с Парновым можно спорить, но… смешивать в настоящее время в одну кучу НЛО, ВЦ, палеоконтакты и т.п., право, преждевременно. Надо разобраться с каждой из этих проблем отдельно, а потом только думать о возможных мостках между ними. Как говорится, "каждому овощу свое время".

Мы совершенно еще не представляем, что из себя представляют НЛО, какова суть этого феномена, так зачем же связывать его с ВЦ и тем самым заранее, априорно определять НЛО, как космические корабли пришельцев с других планет? Для утверждения подобной гипотезы еще нет достаточных оснований.

А наступление прессы на НЛО продолжалось. Вслед за сочинением Парнова появились статьи: А. Ефремова "Мухомор у перекрестка" ("Комсомольская Правда", 2.ХП.76) и Л. Бреховских "Бермудский треугольник: мифы и факты" ("Правда", 5.ХП.76).

Позиция ректората МАИ резко изменилась. Вместо прежней поддержки, началось расследование деятельности Ф.Ю. Зигеля, со всеми атрибутами такой кампании. Естественно, что вся работа по НЛО была свернута, и о семинаре не могло больше и быть речи.

Кроме московской "группы Зигеля", в то время в различных городах страны имелись отдельные, разобщенные друг от друга, энтузиасты, интересовавшиеся проблемой, собиравшие материалы, иногда выступавшие в узком кругу за чашкой чая или рюмкой вина с импровизированными лекциями на тему НЛО. Они были далеки от науки, но их деятельность, тем не менее, имела определеннее значение, формируя общественное мнение, возбуждая интерес к НЛО, открывая правду об этой проблеме, противоречащую ложным выступлениям печати.

Деятельность энтузиастов была героична и трагична. Они осмеливались плыть против течения, противопоставлять себя мнению высоких представительной официальной науки и часто страдали за это. Не были исключением случаи административного вмешательства, не говоря уже о насмешках и остракизме.

Так продолжалось до 1977 года.

Широко известный "Петрозаводский феномен" поистине явился переломным моментом в развитии советской уфологии, активизировав работу по проблеме НЛО во всех направлениях.

Главным было то, что в известной степени как-то изменилось в положительную сторону отношение официальных кругов. Академия Наук, хотя и крайне неохотно, со скрипом, оказалась вынужденный реагировать на событие в Карелии. Результатом этого явилось решение Президиума АН СССР о создании специальной темы, призванной изучать необъясненные аномальные явления в окружающей среде, возглавлять которую было поручена директору Института земного магнетизма члену-корреспонденту АН СССР В.В. Мигулину.

Следствием этого было появление в январе 1979 г. в "Неделе" (№ 3) статьи "Что это там, в небе?" Авторы В.В. Мигулин и канд. физико-мат. наук Ю.В. Платов уже в подзаголовке статьи ("Об аномальных оптических явлениях, наблюдаемых в земной атмосфере") определили свое отношение к проблеме НЛО. Они высказали твердое убеждение, что "поводов для сенсаций" нет и что "аномальные явления известны достаточно давно". В заключение статьи предлагалось всем, кто увидит необычное атмосферное явление, сообщать о нем в Отделение общей физики и астрономии АН СССР.

Это уже определенный шаг вперед, если вспомнить принятое этим же Отделением решение в 1967 году.

О работе группы Мигулина была опубликована корреспонденция "Исследования УФО в Сов. Союзе" ("Советюнион гойте", № 7, июль, 1981 г., стр. 54. Журнал издается пресс-центром сов. посольства в Вене). В этой корреспонденции, в частности, говорится: "При Академии Наук СССР создана группа по изучению атмосферных аномалий, в том числе и тех, которые называются УФО или просто "летающими тарелками"".

В связи с вынужденным изменением отношения со стороны Академии Наук, интерес к НЛО стали проявлять и другие официальные инстанции. Появился приказ и инструкция Комитета Гидрометеорологии об НЛО, параллельно и некоторые другие ведомства стали заниматься этим вопросом.

Само собой, что такое, хотя и вынужденное, новое отношение Академии Наук и других официальных инстанций к проблеме НЛО отразилось на общем положении уфологии в стране, несмотря на то, что в печати и после этого делались неоднократные попытки дискредитировать феномен НЛО. Но теперь, к счастью, подобные выступления не имели уже той сокрушительной силы, как еще несколько лет тому назад.

[Мы совершенно намеренно не останавливаемся на всех этих журнально-газетных опусах, с одной стороны, потому, что все они написаны людьми, независимо от чинов и званий, ровным счетом ничего не знающих о НЛО, а, с другой, потому, что многим выступлениям такого рода была дана соответствующая оценка в работах Ф.Ю. Зигеля, Б.А. Шуринова и др. сов. уфологов, что избавляет нас от необходимости опровергать эти принаучные пошлости.]

Благодаря этому возникла совершенно иная, не имевшая у нас претендентов, ситуация. Первым почувствовал это В.Г. Ажажа, начавший серию массовых выступлений не только у себя в Москве, но и в других городах страны. Его выступления имели двоякое значение. С одной стороны, они, безусловно, делали важнее дело, приучая общественное мнение к мысли о существовании НЛО, заинтересовывая проблемой и пропагандируя ее. С другой, излишне эмоциональный, рассчитанный на сенсацию, характер этих выступлений, использование непроверенного, а иногда и просто ложного материала, в известной степени, дискредитировали проблему, давали ее врагам оружие, с помощью которого они больно жалили, уфологию. Сейчас еще не время, вероятно, давать окончательную оценку выступлениям Ажажи в те годы, высчитывая, что, вреда или пользы, они принесли больше. Сейчас ясно дашь одно - теперь выступать подобным образом уже больше нельзя.

Более сдержанными и поэтому менее экстравагантными были массовые лекции, которые в рамках общества "Знание", читались в 1980-81 гг. в Ленинграде. Выступавшие здесь Г.И. Лисов и А.И. Мордвин-Щодро придерживались более рационалистического подхода, говоря о бесспорности существования удивительных аномальных явлений в атмосфере и космосе, и в то же время воздерживаясь от какой-либо более или менее определенней идентификации таковых, считая, что в настоящее время нет еще достаточных оснований для точного определения сущности подобных феноменов.

Деятельность В.Г. Ажажи не ограничивалась массовыми выступлениям. Он первым из всех понял, что настало время выходить из "подполья" и создавать общественные организации. Именно руководимый этой мыслью, он делает попытку провести 1 ноября 1978 г. семинар в помещении МГУ. Но это благое намерение потерпело полный крах. Семинар был запрещен в самый последний момент.

И самое печальное в этой истории то, что инициаторам этой акции был Ф.Ю. Зигель, давший сигнал о предполагаемом мероприятии с соответствующими "критическими" разъяснениями. Именно тот самый Зигель, который "на своей собственной шкуре" познал все неприятности, которые выпадают на долю рискнувшего обратиться к уфологии. Сейчас мы ограничимся констатацией факта, поскольку к этой странной метаморфозе Зигеля нам, хотя и без большого желания, но придется обратиться несколько позже, ибо "из песни слов не выкинешь".

Первая неудача не сломила Ажажу, и он продолжал свои попытки. В результате этого в 1979 г. (25 апреля и 1 июня) в Москве на полуофициальном основании состоялось два семинара, в которых приняли участие, наряду с энтузиастами, представители официальных учреждений и было заслушано десять (шесть на первом, четыре на втором) докладов московских, ленинградских и кишиневских уфологов.

Вслед за этим В.Г. Ажажа, впервые после Отделения Столярова, создает в рамках НТОРЭС им. А.С. Попова секцию "Ближнего поиска ВЦ с помощью средств радиоэлектроники", почти сразу же переименованную в секцию "Исследования аномальных атмосферных явлений с помощью средств радиоэлектроники". Это был важный шаг вперед, показавший, что времена прошлого канули в Лету и назрела необходимость перехода в новое качество, от энтузиастов одиночек к добровольным общественным объединениям. Логично-закономерный шаг становления любой научной дисциплины.

Окрыленный достигнутым успехам Ажажа, человек энергичный и эмоциональный, делает неверный шаг. Сразу же после создания секции, в бюро которой вошел целый ряд значимых фигур, таких, например, как космонавт Е.В. Хрунов, вице-адмирал М.М. Крылов и другие, не дождавшись ее укрепления, Ажажа решает провести Всесоюзный семинар, на этот раз на вполне официальной основе.

28 ноября 1979 г. в Москве в помещении Центрального Дома Актера на ул. М. Горького это мероприятие осуществляется. Сразу же допускается много тактических ошибок. Открывается свободный доступ, в результате чего помещение оказывается переполненным. Создавая атмосферу ажиотажа, торчат многочисленные микрофоны, крутятся кинокамеры, сверкают блицы. На стенках развешиваются картины весьма сомнительного контактерского содержания. Плохо подобрана и программа семинара. В первую очередь, это надлежит сказать о докладе доктора филос. наук Г.И. Куницына, которым открылось совещание. В этом философском докладе шла речь о ВЦ, что напрасно смешивало проблему НЛО с этой тематикой, повторялась ошибка запланированного Зигелем семинара, о котором шла речь выше. Кроме того, в докладе выдвигался ряд смелых по форме, но сомнительных по сущности обобщений.

Среди присутствующих находились представители МК КПСС, руководства НТОРЭС им. Попова и другие официальные лица. Естественно, что сразу после выступления Куницына, возникла атмосфера скандала, который и послужил в конечном итоге предтечей к организационному решению - закрытию только что созданной секции. Столь хорошо начатое дело, благодаря излишней поспешности, непродуманности и прямым ошибкам, кончилось крахом.

Казалось вновь все "вращается в круге своем". Но, к счастью, закрытие детища Ажажи не имело глобального значения.

И тут мы оказываемся вынужденными вновь вернуться к позиции Ф.Ю. Зигеля. Это поистине печальная история. Это история о том, как человек, столь много сделавший для становления отечественной уфологии, в течение ряда лет мужественно выносивший на своих плечах все тяготы нападок и непризнания, вдруг, по пока плохо объяснимым причинам, никем не спровоцированный, стал тормозом на пути дальнейшего развития того дела, которому отдал столько лет и сил.

Скажем прямо, мы не беремся что-либо объяснять. Для этого нужно время, нужны дополнительные факты. Мы же ограничимся лишь констатацией, предоставив читателям самим судить, что к чему.

В настоящее время Ф.Ю. Зигель злобно выступает против всех и каждого, кто осмеливается заняться проблемой НЛО и в чем-то осмелившихся проявить себя. Таковых он считает узурпаторами своих прав, авантюристами и т. п. Выступая против них, он, как бык, не видит перед собой ничего и вместе со своими мнимыми врагами готов сокрушить и то, за что он сам с такой энергией еще недавно стойко боролся.

У нас нет желания останавливаться на всем том позорном, что было сотворено им в этом отношении. Мы ограничимся одним, приведем текст его письма-доноса, написанного в ноябре 1981 г. и отправленного в очень авторитетный адрес. Останавливаемся на этом документе потому, что текст его не вызывает никаких сомнений, поскольку распространяется в копиях самим Ф.Ю. Зигелем!

Вот этот текст:

"В июньском номере за 1981 г. английского журнала "Обозрение летающих тарелок" опубликована статья "Уфология в СССР" (перевод прилагается). Трудно поверить, что эта злобная, клеветническая статья, полная антисоветских выпадов, написана молодым советским инженером сотрудником Гидромета Никитой Александровичам Шнее (служ. телефон 288-00-30, доб. 9-94). В статье поносятся МГК КПСС в целом, его ответственные работники, КГБ и многое другое с единственной целью - представить западной общественности бывшего сотрудника ЦНИИ "Агат" В.Г. Ажажу как твердого борца с советской властью. Шнее не жалеет эпитетов. По его словам "бескорыстный борец за науку и правду и крупный специалист по проблеме НЛО Владимир Георгиевич Ажажа в своих глубоко научных лекциях смотрит в лицо едва ли не дикому, нескрываемому остракизму со стороны всех мыслимых официальных органов". Что собой представляет Ажажа и его "лекции" можно судить хотя бы по отзыву, данному в Приложении. Подробные материалы о его антиобщественной деятельности имеются в отделе пропаганды МГК КПСС.

Здесь на место разбирать в подробностях клеветнические измышления Шнее. Скажу лишь, что этот искатель сочувствия у зарубежных антисоветчиков действовал по известному фашистскому геббельсовскому принципу "чем чудовищнее ложь, тем охотнее в нее поверят".

И ведь верят! Особенно те, кто жаждет любого поношения нашей Родины. Английский переводчик статьи Шнее и редактор журнала Гордон Крейтон, кстати сказать, называющий Шнее "нашим сотрудником", в своих комментариях с нескрываемым удовлетворением пишет: "В.Г. Ажажа, Н. Шнее и их соратники - мужественные пионеры, и всякий, кто прочтет этот их отчет, конечно же, станет аплодировать той манере, в которой они сражаются с мелкими препятствиями, сталкивавшимися на их пути обструкционистским правительством". К этому Крейтон с явно провокационной целью добавляет, что "советские исследователи тайны НЛО, возможно, могут исчезнуть за одну ночь. Ситуация вовсе не сильно изменилась со смерти Сталина".

Нет ни малейшего сомнения, что панегирическая статья Шнее инспирирована самим Ажажей. Он давно уже рекламирует себя за границей, и две статьи в том же журнале ("Интересные новости из России" и "Жизнь в космосе") были опубликованы еще ранее (том 25, № 1). Но кто стоит за спиной этих двух авантюристов? Кто помогал им в организации незаконных семинаров, третий из которых в Дюма Актера справедливо назван профессором Н.Т. Петровичем "сектантской болтовней и шабашем ведьм"?

Прежде всего следует назвать "Вице-президента" пресловутой секции при обществе им. Попова, сотрудника Государственного Астрономического института им. Штернберга МГУ - Льва Мироновича Гиндилиса. Личный друг Ажажи, всячески поддерживающий ere авантюры, Гиндилис играет роль научного руководителя в тройке "Ажажа-Гиндилис-Шнее". Несколько лет назад, когда нужно было защищать Ажажу, Гиндилис не постеснялся обмануть Отдел науки ЦК КПСС, позвонив туда и выдав себя за ученого секретаря Астросовета АН СССР. Вряд ли можно сомневаться, что в организации выступления Ажажи в МГУ (в том числе и совсем недавно) замешан Гиндилис. Этот "выдающийся специалист по вопросам НЛО и связи с Внеземными цивилизациями" умеет во время принимать благопристойный вид и действовать по известному принципу "ты начинай, а я сбегаю за ребятами". Видимо, этим объясняется то, что этот, склонный к авантюрам ученый до сих пор пытается сохранить свое реномэ, а ныне даже допущен в состав советский делегаций на Международный Симпозиум по проблеме Внеземных цивилизаций, который состоится в Таллине в декабре 1981 г.

Много раз Ажажа похвалялся знакомством с бившим заместителем начальника Центра Управления Полетами Ю.Г. Назаровым. Именно Назаров организовал в этом Центре выступление Ажажи, которое вызвало естественнее возмущение.

Пытаясь окружить себя известностями, Ажажа склонил к участию в бюро Секции космонавта Е.В. Хрунова. Но и здесь не обошлось без подлогов и вранья. Сравните, что на самом деле писал Е.В. Хрунов и что пишет Шнее.

"Что же касается НЛО, то их отрицать нельзя, их видели тысячи людей. Можно предположить, что она вызываются оптическими эффектами, но некоторые их свойства просто поражают воображение. Например, возможность на большой скорости изменять куре на 90°" ("Техника-молодежи", № 3, 1979, с. 19).

А вот как "процитировал" тот же текст Шнее:

"Проблема НЛО существует, и она чрезвычайно серьезная. Тысячи людей видели НЛО и вплоть до сего дня неясно, чем они являются, мы собираемся провести тщательное изучение этого вопроса. Совершенно возможно, что за этим вопросом скрывается проблема связи с внеземными цивилизациями".

В этом примере - весь Ажажа с его компанией! Переврать факты, выдать полуправду, представить дело в выгодном для себя свете - типично для Ажажи, Шнее и других "поборников правды".

Как же могло получиться, что вся эта авантюрная группа чуть было не пригрелась под крылышком НТОРЭС им. А.С. Попова? Неужели профессор С.В. Новаковский не понимал, что общество Попова не располагает ничем для работ по "Ближнему поиску внеземных цивилизаций средствами радиоэлектроники" (протокол № 26 от 17.07.79 г.)? Чем вызвана непонятная активность И.П. Галея, "Вице-президента" московского отделения общества Попова, который рьяно пытался популяризировать Ажажу и его группу через журнал "Радиотехника"? Тут много неясного, но теперь, когда выявился антисоветский облик Ажажи и Шнее, странная история создания Секции при НТО Попова должна быть расследована до конца.

Пытаясь организовать "подобные группы в других городах СССР" Ажажа нашел благородную почву в Ленинграде. Как и Ажажа, страдающий геростратовым комплексом ("прославиться любой ценой") некий В.Б. Вилинбахов сумел по поручению Ажажи создать при Ленинградском отделении Географического общества СССР секцию по "изучению Аномальных Атмосферных явлений". В статье Шнее эта "Ленинградская группа" упоминается несколько раз в самом благожелательном тоне. Оно и понятно: уже ряд лет Вилинбахов активно помогает Ажаже в его интригах, а сейчас, следуя манере своего учителя, Вилинбахов собирается в январе 1982 г. провести в Ленинграде "междугородный семинар по НЛО".

За всей этой кипучей деятельностью Ажажи и ажажевцев проглядывают ослиные уши их невежества. Не имея за душой никакого научного багажа в избранной ими области знания, они паразитируют на работах других, серьезных исследователей проблемы НЛО. Выдавая эти работы за свои, они пишут (смотри статью Шнее) о несуществующем в природе "биопередатчике Симакова", "электронном биоанализаторе" и других мифических "инструментах совершенно нового типа". Шнее ссылается на видного молдавского исследователя Николая Евсеевича Федоренко, который, по его словам, "проделал огромную работу по расследованию Петрозаводского феномена". На самом деле это психически неполноценный "исследователь", часто скрывающийся под фамилией Белов, работающий… экспедитором по продаже молдавских вин!

Честно говоря, противно продолжать анализ всего этого пакостничества. Непонятнее всего, пожалуй, то, что Ажажа и Шнее до сих пор работают в советских учреждениях и до сих пор продолжают читать "лекции", в том числе и для университетской аудитории.

Может быть, теперь, когда их антисоветское нутро стало явным в международном масштабе, имеет смысл пресечь их авантюры? Или и на этот раз они отделаются легким испугом?

С искренним уважением.

9. ХI. 81 г. доцент МАИ Ф. Ю. Зигель".

Думаем, что этого документа вполне достаточно, чтобы определить тот объективный вред, который, скажем мягко, своими странными действиями приносит сейчас советской уфологии Ф.Ю. Зигель и пусть, как говорили наши предки, "бог будет ему судьей".

К сожалению, недостойные действия Зигеля спровоцировали необдуманный ответ. Реакцией на неоднократные нападки явилась во многом неверная по своей сути, нескромно хвалебная в адрес В.Г. Ажажи статья его ближайшего сподвижника Н.А. Шнее "Уфология в СССР", к тому же помещенная в английском уфологическом журнале (ФСР, июнь, 1981). Не наше дело разбираться в том, каким образом данное сочинение оказалось за рубежом. Но сам факт этого заслуживает полного порицания и не может оправдываться никакой необходимостью. Порядочные люди всегда не считали достойным выносить ссор из избы. Шнее, к сожалению, нарушил это старое правило. К тому же, как уже говорилось, его статья ни в коей мере не отражает суть положения в отечественной уфологии, а представляет все в весьма искаженном виде.

Так совершенно безосновательно Шнее превозносит заслуги В.Г. Ажажи, объявляя его "лидером" отечественной уфологии. Просто неудобно, например, читать следующий абзац этой неумной статьи: "Между тем, настоящие специалисты по НЛО, такие как В.Г. Ажажа - лидер неофициальной советской уфологии - несли знания в широкие массы населения. На лекциях по НЛО реакция аудитории в виде вопросов превосходила все ожидания. Во-первых, выявлялись очевидцы НЛО, которые никому не сообщали о своих наблюдениях просто потому, что не знали, кому сообщать. Во-вторых, этот бескорыстный борец за науку и истину и крупный специалист по НЛО Владимир Георгиевич Ажажа в своих глубоко научных лекциях честно противостоял остракизму, исходящему от всех мыслимых инстанций, в том числе и от бывшего специалиста и исследователя НЛО, который сейчас стал не чем иным, как агентом-провокатором".

Для подобного возвеличивания, право, нет никаких оснований. Картина от этого только искажается, а сам В.Г. Ажажа, честное слово, ничего от этого не выигрывает.

И уже совершеннейшей фальсификацией представляется утверждение Н.А. Шнее "Ныне советская уфология представлена единственной группой, которой руководит В.Г. Ажажа. В тесном сотрудничестве с ней работают серьезные исследователи НЛО из Ленинграда, Эстонии, Молдавии, Грузии, других городов РСФСР, Украины и азиатских республик".

Здесь, что ни слово, то ложь, поскольку, прежде всего, "группа Ажажи" ни в коей мере не являлась и не является каким-либо объединяющим центром советских уфологов, а представляет собой лишь одно из многих частных объединений, работающих на свой риск и страх. В подтверждение этого достаточно указать на то, что ни один представитель "этой группы", точно также, как и "группы Зигеля", тоже претендующей на лидерство, не принимали участия ни в одном официальном мероприятии по НЛО, имевших место в течение 1981-82 гг.

Как говорится, ври-ври, но знай меру!

Но, вернемся к делу.

Несчастный конец первой попытки организаций секций в Москве не имел, к счастью, отрицательных последствий. Ибо сравнительно вскоре после этого возникла новая общественная группа уфологов - секция при том же НТОРЭС им. А.С. Попова, но не в Москве, а в Горьком. Инициатором здесь стал большой энтузиаст уфологии, сторонник перевода дела на научные рельсы, ныне являющийся ее председателем, доцент Э.А. Ермилов, пользующийся всесторонней поддержкой крупного советского астрофизика члена-корреспондента АН СССР В.С. Троицкого.

Горьковская секция стала "первой ласточкой".

Вскоре вслед за этим, с октября 1980 г. в рамках Комиссии Планетологии Географического Общества СССР в Ленинграде, благодаря инициативной группе (В.Б. Вилинбахов, Д.Д. Дмитриев, Г.К. Колчин, Г.И. Лисов, А.И. Мордвин-Щодро, Ю.М. Райтаровский), стали регулярно, ежемесячно, проводится заседания, посвященные проблеме НЛО (ААЯ). А в июле 1981 г. решением Президиума Географического Общества, под председательством президента академика Трешникова была создана специальная Комиссия по изучению аномальных явлений в окружающей среде (председатель - канд. ист. наук В.Б. Вилинбахов, зам. председателя - полковник запаса Г.К. Колчин, ученый секретарь - инженер-подполковник запаса А.И. Мордвин-Щодро).

Кроме этих двух общественных организаций в стране постепенно стали возникать и другие уфологические объединения. Это: секция Географического общества в Кисловодске (председатель - Г.Ф. Полковский); секции НТОРЭС им. А.С. Попова в Киеве (председатель - академик АН УССР Г.С. Писаренко), в Харькове (председатель - канд. философ. наук В.В. Рубцов; секции при ВАГО в Ярославле (председатель - В.И. Ловцов), в Симферополе (председатель - А.Я. Письменный); секция при Областном управлении туризма и краеведения в Москве (председатель - А.П. Листратов). В Новосибирске уже несколько лет существует секция №4 при Комиссии по метеоритам и космической пыли (председатель - член-корреспондент АН СССР Н.А. Желтухин).

Следует специально оговорить то, что в настоящее время в работе уфологических организаций начинают принимать участие крупные ученые. Такие, как уже упоминавшиеся выше: члены-корр. АН СССР B.C. Троицкий и Н.А. Желтухин, академик АН УССР Г.С. Писаренко. Вовлеченность в ряды уфологов этих известных ученых бесспорно свидетельствует о том, что проблема НЛО начинает привлекать все большее внимание академической науки и близок, видимо, тот день, когда таковая окажется вынужденной повернуться лицом к доселе столь презираемым "летающим тарелкам".

[Об истории организации секции изучения АЯ в Киеве и ее деятельности см. статью Ученого секретаря секции Кузнецовой Инны Сергеевны: "Академик Г.С. Писаренко в изучении аномальных явлений в окружающей среде" // "Тоннель" №13. - Прим. ред.]

Весьма значимым явлением стало научно-техническое совещание, проведенное киевской секцией в ноябре 1981 г. В качестве докладчиков, кроме местных исследователей, были привлечены уфологи из других городов. Программа совещания включала следующие доклады:

Вступительное слово - академик АН УССР Г.С. Писаренко.
Доклад - "Статистический анализ аномальных аэрокосмических явлений" - канд. физ.-мат. наук Л.М. Гиндилис (Москва).
Доклад - "Опыт работы Горьковской секции НТОРЭС им. А.С. Попова по исследованию аномальных явлений, в окружающей среде" - член-корр. АН СССР В.С. Троицкий, канд. тех. наук Э.А. Ермилов (Горький).
Доклад - "Методологические проблемы исследования АЯ в атмосфере, гидросфере и космосе" - канд. ист. наук В.Б. Вилинбахов (Ленинград).
Доклад - "Некоторые вопросы классификаций АЯ в атмосфере, гидросфере и космосе" - А.И. Мордвин-Щодро (Ленинград).
Доклад - "Астрономический аспект изучения аномальных атмосферных явлений" - канд. физико-мат. наук А.Ф. Пугач (Киев).
Доклад - "Оптические способы измерения самосветящихся объектов" - Ю.Г. Синюк (Киев).
Обсуждение докладов и выработка проекта решений - член-корр. АН СССР В.С. Троицкий (Горький), докт. тех. наук Лапий В.Ю. (Киев).
Заключительное слово - академик АН УССР Г.С. Писаренко.

В марте 1982 г. должен был состояться семинар по методике изучения аномальных явлений в Ленинграде, организованный Комиссией ГО, участвовать в котором были приглашены уфологи из других городов. Несмотря на то, что в город на Неве приехали: член-корр. АН СССР В.С. Троицкий (Горький), член-корр. АН СССР Н.А. Желтухин (Новосибирск), уфологи из Москвы, Горького, Харькова, Кисловодска, Киева, Донецка, Симферополя, Ярославля, Вильнюса, Воронежа, а также представители некоторых официальных учреждений, по организационным причинам, независящим от Географического Общества, семинар был заменен расширенным заседанием Комиссии по изучению аномальных явлений и координационным совещанием.

Поскольку планировавшийся семинар, в известной степени, также как и киевское совещание, отражает состояние уфологии в нашей стране, вероятно, целесообразно привести здесь программу этого мероприятия.

Вступительное слово - канд. ист. наук В.Б. Вилинбахов.
Доклад - "Методы изучения аномальных явлений в окружающей среде на современном этапе" - канд. ист. наук В.Б. Вилинбахов.
Доклад - "К методике формирования каталога ААФ/НЛО" - канд. физико-мат. наук Л.М. Гиндилис (Москва).
Доклад - "Результаты обследования случая встречи военного летчика с огненным шаром" - инженер-подполковник запаса А.И. Мордвин-Щодро.
Доклад - "Проблема достоверности в исследовании АЯ" - полковник запаса Г.К. Колчин.
Доклад - "Сравнительный анализ временного распределения аномальных аэрокосмических явлений и шаровых молний над территорией СССР" - инженер А.В. Петухов
(Москва).
Доклад - "Некоторые физико-химические особенности пород на месте "посадок" - канд. геолого-мин. наук Н.Н. Сочеванов (Москва).
Доклад - "Работа с очевидцами на основании материалов АЯ 15.V.81 г. - инженер Г.Г. Новичков.
Доклад - "Об аномальных отверстиях в оконных стеклах" - инженер М.А. Мамедов.
Доклад - "Пути изучения аномальных явлений" - канд. тех. наук Э.А. Ермилов (Горький).
Заключительное слово - канд. ист. наук В.Б. Вилинбахов.

Второй отличительной чертой, характеризующей период после Петрозаводского феномена, период оживления и, пожалуй, можно так сказать, становления отечественной уфологии, является то, что стала формироваться отечественная уфологическая литература. Если до этого она представлена почти исключительно "Томами", составленными Ф.Ю. Зигелем, то в настоящее время она насчитывает уже не один десяток названий.

Прежде всего, видимо, следует отметить то, правда, незначительное, но все же какое-то количество работ, так или иначе, посвященных проблеме НЛО, которым удалось пробиться в печать, что пока еще является делом необычайной сложности.

Здесь, в первую очередь, безусловно надо указать на работу Л.М. Гиндилиса, Д.А. Минькова и И.Г. Петровской "Статистический анализ наблюдений НЛО в СССР", в котором сделана первая попытка статистических исследований сообщений о НЛО в нашей стране. Материалом для подобного анализа послужили те 256 сообщений, которые были включены в I и II "Тома" Ф.Ю. Зигеля. Хотя выборка была явно скудной, ее обработка дала определенные результаты.

Краткое изложение этой работы под заголовком "Первая академическая публикация о НЛО" появилось на страницах журнала "Химия и жизнь" (№ 12, 1979).

Кроме этой работы, укажем также на ряд статей, появившихся за эти годы в различных журналах и сборниках:

И.С. Лисевич - "Древние мифы о Хуан-ди и гипотеза о космических пришельцах", /"Азия и Африка сегодня", 1974, № 13 стр. 44-46;
- "Древние мифы глазами человека космической эры" / "Сов. Этнография", № 2, 1976, стр. 141-150;
- "Необходимы исследования" / "Техника-молодежи", № 6, 1982, стр. 57-59.
В.И. Санаров - "НЛО и энлонавты в свете фольклористики" / "Сов. Этнография", № 2, 1979 (Сокращенный вариант: "Техника-молодежи", № 11, 1979; сборник "Фаитастика-81").
В.Б. Вилинбахов - "Гулливер на борту Лапуты" / Сб. "Пути в незнаемое", т. 16, 1982, стр. 486-602 (сокращенный вариант: "Из старинных легенд", "Техника-молодежи", 1980, № 8, стр. 48-50; "Можи би от старинните легенди", "Космос", София, 1980, № 10, стр. 20-23);
- "Космос и мифы - зашифрованная реальность?" / "Техника-молодежи", 1982, №6, стр. 54-57.
А.И. Мордвин-Щодро - "Рассказ свидетеля" / "Техника-Молодежи", 1982, № 4, стр. 58-59.
М.А. Мамедов - "Тайна пробитых стекол" / "Техника-молодежи", 1982, №5, стр. 48-49.
А также статьи Юри Лина на эстонском языке.

Вне сомнения это еще очень мало, но, как известно, самым трудным является первый шаг и хочется надеяться, что таковой сделан.

Гораздо большее число работ написано, но не издано. Среди них, по праву, прежде всего, необходимо отметить обобщающий труд Б.А. Шуринова "Парадокс XX века", являющийся по сей день, вне всякого сомнения, наиболее фундированным советским уфологическим исследованием.

"Материальный мир таит еще немало сложнейших загадок, всплывающих на поверхность в виде парадоксов, - пишет Шуринов и продолжает: - Что же такое парадокс? Это - своеобразное мнение, резко расходящееся с общепринятым, это - неожиданный результат, не соответствующий обычным представлениям. Появление парадокса свидетельствует об объективно сложившейся противоречивой ситуации, при которой господствующая парадигма не в состоянии дать четкий ответ на поставленные вопросы. Что же получается в случае с неопознанными летающими объектами? Они остаются неопознанными, несмотря на все ухищрения отождествить их с природными феноменами, а высказать "безумную идею" не позволяет инерция мысли. НЛО - это парадокс. ПАРАДОКС XX века. И суть его, как это ни фантастично, заключается в следующем: Земля посещается летающими объектами неизвестного происхождения".

И далее…

"Поиски фактов привели меня к изучению обширней литературы, представляющей людей, самоотверженно защищающих новое; людей, всеми средствам противостоящих ему, и, наконец, людей, пытающихся заработать, фантазируя на интересную тему (а это, к сожалению, всегда неизбежно). В поисках фактов мне довелось разговаривать со многими людьми, лично видевшими объекты, не вписывающиеся в рамки современней парадигмы.

Bсe изученное мною не позволяет сомневаться в реальности неопознанных летающих объектов. Прийти к противоположному выводу после ознакомления с официальными документами, работами (как за, так и против), знакомства с очевидцами, участия в расследовании мест посадок НЛО, означало бы для меня лично самообман".

Такой же обобщающий характер имеют и менее фундированные, более компилятивные работы.

Таков, в частности, труд В.Г. Ажажи и Н.А. Шнее "Кое-что об НЛО". Свою задачу авторы формулируют следующим образом: "Итак, точка зрения - первый повод для написания книги. Второй повод - это досадное отсутствие среди отечественных изданий книги или даже брошюры о непознанных летающих объектах. Именно отсутствие достаточной информации о наблюдениях НЛО, частоте, географии и формах их проявления не позволяет здравомыслящему человеку самостоятельно разобраться в этом вопросе. Естественно, что авторы не в состоянии осветить проблему полностью. Она грандиозна. И то, что представлено читателю - это, скорее, очерки о НЛО, собранные в определенной последовательности. В повествовании использованы и советские и зарубежные примеры, выбор которых определялся кажущейся значимостью каждого случая.

И последнее. Предлагаемая работа не претендует на истину в последней инстанции. Ее следует рассматривать лишь как попытку привлечь внимание общественности к одному из самых спорных вопросов, который волнует миллионы людей, который недостаточно и зачастую однобоко освещается печатью и на который наука пока не дала однозначного ответа".

Цель работы вполне оправданная и благородная. И в этом отношении авторы с поставленной перед собой задачей, как представляется нам, полностью справляются, дав массовому читателю своеобразную хрестоматия по уфологии, вводящую его в курс дела. Нужная и важная задача.

Иной характер имеет работа А. Памиренко "Наши друзья и доброжелатели". О позиции автора наглядно свидетельствуют предшествующие предисловию выдержки из "Агни-йоги", рассуждения об отрицательных контактах, "черных силах" и конечное утверждение: "Но нам многое нужно сделать, многое изменить, многое понять прежде, чем станут возможны подобные контакты с нами, для того, чтобы мы смогли превратиться из "раковой опухоли" космического организма в его сотрудников". Т. е. порядком уже надоевшие, начавшие широко гулять с легкой рука И. Ефремова, представления о существовании космического "братства", "кольца разума", наполненного добрыми побуждениями, в котором быть или не быть Матушке-Земле. Благая утопия, выдающая желаемое за действительное. Приятно, конечно, осознавать себя причастным к "космическому" братству, но это еще далеко от науки и пока не имеет, ровным счетом, никакого отношения к тайнам НЛО, решать которые надо на базе материализма, а не мистических рассуждений.

Подобные работы только напрасно осложняют и без того архисложную проблему НЛО, бросают на нее тень богоискательства и тем делают трудное и без того положение уфологии еще более тяжелым. Вред от таких сочинений совершенно очевидный.

Попыткой разработать некоторые обобщающие принципы происхождения НЛО являются работы А.И. Вейника и С.П. Божича. Перу члена-корреспондента АН БССР А.И. Вейника принадлежит работа "Общая теория природы и УФО", написанная в 1980 г., в заключение которой он пишет: "Для решения проблем парапсихологии, CETI и УФО я предложил новую парадигму и развитую на ее фундаменте общую теорию природы (ОТ), которую, кстати, в противоположность мафии, я всегда излагаю в предельно простей и ясной форме, легко доступной широком инженерным кругам. Эту теорию я подтвердил независимыми экспериментами и только после этого в виде специальных теоретических прогнозов вывел и обосновал все те свойства природы, с которыми приходится иметь дело в указанных проблемах. Но ведь на вещи можно взглянуть и по-другому. Ведь объективные наблюдательные факты, связанные с обсуждениями проблемы, можно рассматривать как самостоятельные дополнительные опытные подтверждения ОТ, не доступные только для "основы"…

Труд С.П. Божича "Четыре новых результата по проблеме НЛО" (1981), как видно из названия, посвящен главным, по мнению автора, наиболее общим проблемам, характеризующим аномальные явления. При этом Божич исходит из уже бесспорно доказанной презумпции инопланетного происхождения НЛО. Четыре новых результата суть следующие: 1) Когда инопланетные корабли впервые посетили Землю? 2) Со скольких планет прилетели на Землю космические корабли? 3) Откуда прилетают внеземные космические корабли? 4) Одновременность развития цивилизаций на всех обитаемых планетах Вселенной.

Один лишь этот перечень наглядно свидетельствует о методике авторского подхода к проблеме, обгоняющего состояние дел на сегодняшний день, когда еще совершенно неизвестна природа феномена и нет никаких убедительных данных, позволяющих ставить знак равенства между НЛО и инопланетными космическими кораблями, не говоря уже о решении таких вопросов, откуда "они" прилетают и т. д.

Отдельным частным вопросам проблемы НЛО посвящены менее объемные исследования: В.Г. Ажажи "Разум в Космосе? Факты и гипотезы"; С.П. Божича "Манипуляция светом со стороны пилотов НЛО"; В.С. Васильева "НЛО: эволюция американских взглядов (обзор литературы)"; А.И. Вейника "Теоретические обоснования явления НЛО", "О возможности полета НЛО со сверхсветовыми скоростями", "К вопросу о принципах устройства двигательной системы НЛО"; В.Б. Вилинбахова "Некоторые методологические вопросы изучения аномальных феноменов в окружающей среде", "Методы изучения аномальных явлений в окружающей среде на современном этапе"; А.Н. Дмитриева "Концептуальные проблемы исследования необычных явлений окружающей среды"; Г.К. Колчина "Некоторые вопроса методики исследования НЛО"; Ю.В. Линника "Морфология феномена"; Г.И. Лисова "Проблема НЛО в США", "После завтрака на НЛО"; Г. Орионского "Классификация НЛО", "Выберем жизнь и вечность"; А.Б. Петухова "Сравнительный анализ временного распределения шаровых молний и ААЯ над территорией СССР"; В.Н. Фоменко "Неизбежное будущее"; М.Ю. Шевченко "Деятельность группы по изучению неопознанных аэрокосмических явлений при Национальном центре космических исследований Франции".

Мы не останавливаемся здесь на разборе этих работ, поскольку в случае необходимости, это будет сделано в других главах нашей книги, при исследовании отдельных проблем, связанных с НЛО в нашей стране.

Безусловно никак нельзя пройти мимо статистического анализа, сделанного на основе более чем 2000 сообщений московским исследователем А.С. Кузовкиным, - "Отчет по статистическому анализу феномена НЛО в СССР за период 1900-1980 гг.".

Трудности подобного исследования начинаются уже с того, что по многим причинам невозможно добиться соответствия между количеством поступивших сообщений с действительным количеством наблюдений. Поэтому уфологи всегда имеют дело с какой-либо выборкой, качественная оценка которой по отношению к реальности неопределенна.

Поэтому вполне справедливо А.С. Кузовкин указывает на то, что "…приступая к выполнению данной работы, автор не ставил целью разработку и обоснование какой-либо гипотезы о природе НЛО. Феномен НЛО - слишком сложная загадка Природы, вряд ли доступная легковесному объяснению. Для создания полноценных гипотез требуется дальнейшая тщательная работа по сбору и анализу добротного фактического материала".

Сейчас мы не будем останавливаться на том, в какой степени Кузовкину удалось справиться с поставленной задачей, поскольку нам в дальнейшем неоднократно обращаться к этому "Отчету" и там, по ходу дела, будет более целесообразно указать на его положительные и слабые стороны.

Важное значение имеют и три тома "Массива первичных сообщений", составленных коллективом авторов при участии и непосредственном руководстве Л.М. Гиндилисом. Данный "Массив", по мысли авторов, представляет собой исходный рабочий материал для дальнейшего отбора". Он предназначен для составления каталога аномальных аэрокосмических явлений (НЛО).

Помимо самих сообщений, впервые представленных со всей строгостью научной публикации, большую ценность являют собой "Методика формирования каталога ААФ", данная во введении второго выпуска и "Методические указания по подготовке сообщений для включения в массив первичных сообщений об ААЯ", помещенные в приложении к этому же выпуску, а также "Методики формирования каталога ААЯ", помещенные в приложении к третьему выпуску.

В целом, вне всякого сомнения, эти выпуски "Массива" являются исключительно ценным вкладом в советскую уфологию, вводя в оборот большее число наблюдений НЛО, а также формируя теоретическую основу для составления общего банка наблюдений в СССР.

В настоящее время в различных городах осуществляется громадная переводческая работа, в результате которой в распоряжении отечественных уфологов, кроме бесчисленного количества статей, имеются основополагающие уфологические наследования А. Хайнека, Ж. Валле, Д. Сандерса, Мак-Кемпбелла, Э. Мише, Дж. Киля, Шнейдера и других зарубежных авторов.

Важной заслугой энтузиастов является составление банков сообщений. В данное время наиболее крупные банки сообщений имеются в распоряжении А.С. Кузовкина (порядка 2500 сообщений), Л.М. Гиндилиса (более 2000), Г.А. Бурмистрова (более 1000 сообщений) и т. д. Сведение всех этих материалов воедино, по самым грубым подсчетам, могло бы составить банк сообщений об НЛО над территорией СССР объемом до 10 000 сообщений.

Большие результаты, учитывая имеющиеся возможности, достигнуты отечественными уфологами в деле изучения мест "посадок" НЛО. Бесспорным инициатором и пионером в этом явился Ф.Ю. Зигель, которому удалось организовать изучение целого ряда таких мест в окрестностях Москвы. Главным достижением при этом, видимо, является то, что впервые в мировой практике при исследовании "посадок" был использован биолокационный метод, судя по всему, давший вполне определенные положительные результаты.

В настоящее время наибольшее внимание к инструментальным средствам исследования НЛО, в том числе и "посадок", уделяется в секции НТОРЭС в Горьком, где имеется ряд предварительных результатов. Если говорить о методике наследования "посадок", то нельзя обойти молчанием и биологический индикатор, разработанный доцентом Ю.Г. Симаковым и использованный при изучении ряда московских мест "посадок".

Уфология в СССР в целом еще только начинает становиться на ноги, поэтому, естественно, что сейчас идут поиски наиболее подходящих форм работы, формируются направления, более свойственные тому или другому уфологическому объединению. Так, горьковчане главное внимание концентрируют, как говорилось, на инструментальных методах. Результатами такой направленности являются "Краткие рекомендации по применению стандартной аппаратуры для изучения НПО" (автор Э.А. Ермилов) и "Дополнения к кратким рекомендациям по применению стандартной аппаратуры для изучения необычных атмосферных явлений" (автор также Э.А. Ермилов). Ленинградцы оказываются более склонными к теоретическим исследованиям. Это в будущем, вероятно, определит специализацию, будет содействовать координации усилий.

Сейчас остро начинает ощущаться недостаток специалистов, поскольку становится ясным, что одного энтузиазма уже недостаточно. Это определяет и смену людей среди известных коллективов уфологов. Многие ветераны оказываются вынужденными уступать свое место вновь пришедшим, в силу их большей научной подготовленности и способности к исследовательской работе. Идет естественный процесс перехода количества в качество. Сейчас мало только интересоваться или увлекаться НЛО, ныне необходимо исследовать, ну, а это, само собой, доступно не каждому.

Помехой в деле становления уфологии в нашей стране, помимо объективных трудностей, является и существующая групповщина, подчас связанная с борьбой за мнимый приоритет и права лидерства, порожденные уязвленным самолюбием. Такое положение, в частности, до сего времени представляет собой главное препятствие к консолидации уфологов в Москве. В результате чего возникла парадоксальная ситуация - в столице отсутствует сильное общественное объединение, занимающиеся проблемой НЛО. К сожалению, тенденции, подобного рода существуют и в других города в частности, в Ленинграде, Горьком, Ярославле. Подобный дележ "шкуры неубитого медведя" не только смешон, но и вреден. Ведь объективные трудности велики и без этого. Так, например, уфологии приходится постоянно сталкиваться с большим числом восторженных энтузиастов, мало что знающих, но часто самоуверенных в своем невежестве, а то и просто психически неуравновешенными людьми. Их неконтролируемая, необузданная деятельность, подчас излишне шумное поведение, часто вызывают нежелательную реакцию официальных властей, иногда распространяющих свое законное неудовольствие "поведением" энтузиастов на всю уфологию в целом.

Наличие "группок", борьба тщеславий только способствуют этому неуемному буйству фантазии, а иногда, к сожалению, чего греха таить, и нездоровой мистике, богоискательских настроений, которые опять-таки совершенно незаслуженно бросают тень и на серьезных исследователей проблемы, стоящих на твердых материалистических позициях.

Подобное положение обязательно должно браться в учет при организации уфологической работы и здесь не должно быть никаких колебаний и полумер.

Если же говорить о направленности взглядов, то большинство советских уфологов, видимо, в силу определенней традиционности, пока придерживается гипотезы космического, инопланетного происхождения НЛО. Такой точки зрения, среди прочих, в настоящее время придерживаются В.Г. Ажажа, Н.А. Шнее, А.И. Вейник, А. Памиренко, Б.А. Шуринов, Г. Орионский. Ф.Ю. Зигель, который долгие годы пропагандировал и отстаивал инопланетную гипотезу, теперь изменил свою позицию. Уже в 1980 г. он писал: "Внеземная гипотеза, казалось бы, способна объяснить большинство параметров феномена НЛО. Однако и она не может быть признана безупречной. На ряд важных вопросов удовлетворительных ответов она не дает. С другой стороны, накопилось множество фактов, свидетельствующих о тесной связи феномена НЛО с парапсихологическими явлениями. Неудивительно поэтому, что ряд зарубежных исследователей, стараясь связать уфологию и парапсихологию, пришли к гипотезе о визитах к нам обитателей "параллельного мира", самой, пожалуй, экзотической из всех предложенных гипотез. Не исключено, конечно, что в будущем появятся новые толкования феномена НЛО - ведь, по справедливому замечанию Ф. Энгельса, всякая наука развивается "путем гипотез".

Нам кажется, что приверженность к инопланетной гипотезе - эта определенная болезнь роста, которую необходимо еще преодолеть. Однако, уже сейчас многие наши уфологи начинают склоняться к тому, что в настоящее время пока следует говорить только о существовании аномальных явлений с удивительными характеристиками и не более. Любая преждевременная гипотеза может только сбивать с толку и уводить с правильного пути. Часть же уфологов понимает, что проблема гораздо сложнее, чем просто, каким бы он ни казался фантастическим, прилет инопланетных кораблей, и подходить к таковой следует более широким фронтом, нежели пытаться решить ее инструментальными средствами.

Космическая гипотеза происхождения НЛО на данном этапе, пожалуй, приносит вред. Она неизбежно зацикливает вопрос о феномене НЛО с другой спорной и мало доказуемой проблемой ВЦ. Космическая гипотеза, обладая многими слабыми сторонами, не имеющая достаточно серьезной аргументации, ставит уфологию под огонь критики.

Оберегая себя, понимая, что время гипотез еще впереди, уфология не должна давать лишние поводы своим противникам обрушивать на себя шквал не относящихся к делу обвинений.

Все это очень важно, но в данный момент это не самое главное. Главное же то, что ныне можно говорить о том, что отечественная уфология существует, а то, что существует, неизбежно займет свое место "под солнцем" и нет возможностей воспрепятствовать этому. Главное, следовательно, свершилось!

1982 г.

Об авторе: Вилинбахов Вадим Борисович (1924-1982) - первый председатель Комиссии по аномальным явлениям Русского географического общества (г. Санкт-Петербург).

Источник: Рукопись В.Б. Вилинбахова.(подписана под псевдонимом В. Борисов).


другие статьи:
Губин А.В. Психология и экстрасенсорные явления
Глава 2. Экспериментальное регистрирование дистанционного информационного взаимодействия физических (биологических) систем
Механизмы нелокального взаимодействия и новые технологии виртуальной реальности
Методы исследования эффективности нейтрализаторов геопатогенных зон
Владимир Лисин. Концептуальные проблемы уфологии и биоэнергоинформатики.
Новости журнала "Чудеса и приключения"
Search All Ebay* AU* AT* BE* CA* FR* DE* IN* IE* IT* MY* NL* PL* SG* ES* CH* UK*
2007 Copyright © AstroSearch.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Интересные научные статьи. Предсказания, магия, эзотерика, астрология, астрономия, приворот, апокалипсис, гадание, значение, хиромантия, сонник, руны, гороскопы.
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт. Партнёрская программа.
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования