Мария Ахметова
От Бога и от беса

Рациональное и иррациональное не просто соседствуют в современном массовом сознании, но тесно переплетены в нём. Литература о „непознанном“ находит чудесам „научные“ объяснения, персонажи традиционной мифологии — лешие, домовые, черти — предстают в обличии инопланетян или полтергейста; за словом „энергия“ зачастую читается „колдовство“.

Интерес позднесоветского и постсоветского общества к религии, прежде всего к православию, породил феномен „православного учёного“, цель которого — не только (и не столько) решение некой научной проблемы, сколько подтверждение религиозной идеи, хотя он относит себя к академической, а не к религиозной среде. Среди религиозных деятелей сегодня довольно много учёных, объясняющих религиозные концепты с помощью научных терминов, и наоборот (например, руководитель Душепопечительского центра во имя святого праведного Иоанна Кронштадтского доктор медицинских наук иеромонах Анатолий (Берестов) рассматривает изменённые состояния сознания как „заблуждение, прелесть“; один из основателей Белого Братства — автор ряда статей по микроэлектронике и т. д.)

Совмещение научного и мифологического дискурса характерно уже для сознания человека индустриальной эпохи: образованное общество XIX века увлекалось месмеризмом и спиритизмом, крестьяне зачитывались популярными брошюрами последней трети XIX века, в которых светопреставление описывалось как столкновение Земли с другой планетой или катастрофа, вызванная кометой. Теософия и схожие с ней учения претендовали на определённую „научность“.

Мы — свидетели ещё более тесного взаимопроникновения двух семантических полей. Противопоставление науки и религии, характерное для советской эпохи, кануло в прошлое (в этом смысле показательна судьба одноимённого журнала, в середине 1990-х превратившегося из средства атеистической пропаганды в свою полную противоположность). Рубеж ХХ и ХХI веков в России — время жизни многочисленных религиозных субкультур. Для части их научная лексика — своего рода язык общения (собрания называются лекциями и семинарами) — опять-таки происходит „по-научному“. Среди них есть и новые религиозные движения, и субкультуры с определённой историей (православная прихрамовая среда). Как идеологи, так и адепты этих субкультур — преимущественно горожане, часто с образованием выше среднего (на 1998 год высшее и неоконченное высшее образование имели, например, 65,22%  последователей Виссариона и 46,4%  представителей московской общины Богородичного центра).

Мировоззрение этих групп представляет собой синтез традиционно-мифологического и научного. Для объяснения моральных норм и духовных основ мироздания аргументаций веры оказывается явно недостаточно: необходимо рациональное подтверждение. Так, „церковные люди“ находят „научное“ объяснение запрету блуда, ссылаясь на эффект телегонии (влияния на потомство первого самца), давно признанный лженаучным:

Почему Господь говорит, храни верность и чистоту. А это наукой доказано (sic!) <…> Вот кинологи, это люди, которые занимаются разведением собак, знают, что, если <…> самый лучший кобель просто один раз покрыл непородную самку <…>, его выбраковывают. Потому что от этого кобеля <…> пойдут непородистые щенки. <…> Точно так же и у людей. <…> А вдруг это случайные отношения какие-то, случайно, романтические там, а вдруг он вообще какой-нибудь негодяй? И вот потом замуж за замечательного парня, а у тебя ребёнок наследует черты вот того негодяя“. (Из интервью с женщиной около 45 лет, прихрамовая среда).

Образование, совмещённое с верой, равносильно праведности, и наоборот: праведность может описываться как наука. Последователи Церкви Последнего Завета (виссарионовцы) говорят о своём учении как о „школе жизни“, а в прихрамовой среде богопознание могут сравнивать с обучением грамоте:

И, скажем, вот, побыла [в святом месте], походила, узнала — <…> это равносильно то, что ты открыла букварь. Ты открыла букварь, но тебе надо сказать — „а“, вот это буква „а“, а вот это буква „б“, а вот слога, вот. Ну, складывать. Понимаешь? Вот так Господь открывается. (Из интервью с женщиной около 65 лет, прихрамовая среда).

Но представители религиозных субкультур всячески подчёркивают своё неприятие светского знания. Паломница в Дивеевском монастыре советовала автору этих строк переводиться из светского вуза в богословский институт, поскольку, обучаясь „мирской истории“, человек служит нечистой силе. „Мирское“ знание таит в себе вред, а учёные, хранители этого знания, зачастую представляются колдунами (такие выражения, как „электронная противомагическая оборона“ или „информационно-оккультные удары“, нередки в прихрамовой литературе).

Лидер Богородичного центра осуждает светскую культуру и науку как таковую, говоря, например, о возникновении письменности как об утрате „непосредственного речевого общения с Богом“. В то же время он широко использует психоаналитическую лексику и соответствующие идеи (например, когда говорит о комплексах и страхах, которые формирует в ребенке нечестивая атеистка-мать, — отзвук распространённой в популярной психологии темы вреда материнской гиперопеки).

Ранние тексты Белого Братства содержат выпады в адрес „учёных безбожников — демонов“, а один из основателей Братства, Ю. Кривоногов, сожалеет, что в своё время писал диссертацию, вместо того чтобы посвятить это время „духовным вопросам“. Но, как явствует из названия первого священного писания Братства, его учение — это „наука о Свете и Его трансформации“, миссия Марии Дэви Христос называется программой и т. д.

В религиозных субкультурах циркулируют представления о самых различных областях знания как естественнонаучного, так и гуманитарного. Техника, особенно телевизор и компьютер, испускают, как здесь считается, „кодирующее“ или „зомбирующее“ излучение. Их воздействие напоминает порчу или беснование: „закодированный“, как и одержимый, лишён своей воли и является проводником дьявольской силы.

Физический дискурс активно используется представителями НРД для обозначения наполняющих мироздание тонких энергий:

Фохат — это такая намагниченная Божья энергия, которая выходит из единого источника, единого материнского сердца, и растекается по всему мирозданию(из интервью с мужчиной 35 лет, Белое Братство).

В „естественнонаучных“ представлениях верующих важное место занимает биология. Обыденное сознание вообще склонно мифологизировать микроорганизмы (например, воспринимая микробы как что-то вроде демонологических персонажей). Представители религиозных субкультур склонны наделять клетку, ДНК, вирус сознанием и потусторонней, иногда бесовской природой:

„[Вирус] законченный лжец: он обманывает и мембрану, и рибосому. Он законченный человекоубийца, даже шире, убийца всего живого <…> Вирус есть взбесившийся кристалл“.

Националистически настроенные „церковные люди“ придают духовное значение генам, в которых заложена информация о „корнях“. Библейская идея, согласно которой человек несёт наказание за грехи предков до четвёртого колена, воспринимается ими почти медицински: грехи рода передаются, подобно наследственным болезням, причём не только по наследству, но и половым путём. По мнению лидера Богородичного центра, „родовые грехи“ — это запечатанный в подсознании „генетический код“, передающийся исключительно по женской линии и несущий преимущественно грехи родственниц — женщин.

В религиозных субкультурах интересуются историей. Соответственно, „церковные люди“ переосмысливают исторические фигуры, прежде бывшие одиозными, — сначала Николая I, затем Иоанна Грозного (боролся с евреями), Григория Распутина (друг царской семьи), Павла I. Русских царей оклеветали, разумеется, враги. Впрочем, идея умышленного искажения истории свойственна не только религиозным субкультурам, но и сугубо светским построениям (ср. с концепцией „заговора против истории“ А.Т. Фоменко).

Виссарионовцы считают необходимым изменить преподавание истории в школе. Чтобы молодое поколение не могло „попасться на удочку царства силы, которое идёт через учебники истории, — пишет один из авторов их журнала „Земля обетованная“, — учителя должны выбрасывать из своего повествования войны, больше внимания уделять истории искусств“.

В религиозных группах много „специалистов“ в филологии. Открыть смысл явления им помогает этимология знаковых понятий, которые окрашены резко положительно или отрицательно. При этом русские слова в основном наделяются положительными коннотациями, тогда как доля русской этимологии в словах с отрицательными коннотациями минимальна.

В прихрамовой среде распространены „переводы“ таких слов, как „демократия“, „демократ“, „демонстрация“ (их возводят к слову „демон“), „революция“ и т. д. Этимология может быть и вымышленной: слово „пролетарий“ в Белом Братстве возводят к придуманному слову „летарий“, означающему „астрального мутанта“, чьё сознание не развивается.

Наделяются этимологией и слова — символы современной эпохи. Слово „президент“ в прихрамовой среде переводят „с латыни“ как „посвящённый“ (в масонство) или „с церковного языка“ — как „самозванец, политический вор“, а в „модном“ слове „пацан“, по мнению одного из информантов, таится еврейское ругательство „поц“. Эти слова специально зашифрованы врагами для поругания православных святынь и русского народа (ср. традиционное представление о еврейском, татарском или бесовском происхождении матерной брани). Произнося их, человек бессознательно хулит Бога, унижает себя как русского и православного.

Реже обсуждается этимология положительно окрашенных понятий; тут главное — найти доказательства их русского или славянского происхождения. Поиски славянских корней в локусах Святой земли распространены в большей степени среди неоязычников; несомненно сходство этой практики с реконструкциями А.Т. Фоменко.

Наконец, есть представление об особых духовных языках. Прихрамовая среда воспринимает русский, в особенности церковнославянский язык, как сакральный. „Церковными людьми“ реформа правописания расценивается как поругание православия: з на с в приставке бес- заменена для призывания беса, твёрдый знак в конце слова упразднён для „лишения твёрдости“ и т. д. С другой стороны, существует язык сатанинский. Для Белого Братства это „международный цифровой язык“. В прихрамовом восприятии ИНН, состоящий из абстрактных, хаотических чисел, заменяет имя — слово.

Лингвистические нелогичности не смущают толкователей. Показательна попытка перевести знаковое для православных апокалиптиков слово „компьютер“:

А „потом я стал искать, и оказывается, „компью“ с английского — „счёт“. „Тер“ с древнегреческого — „пожирающий зверь“. Так вот, получается „счёт зверя“. Ещё по-другому раскладывается это слово. „Ком“ — „комиссар“, „коммунист“, „комсомолец“, „компьютер“, то есть все они имеют корень „ком“. А все они — лжепророчество. <…> Дальше, „пью“ с японского — „дракон“. <…> Причём, по откровению, я ещё не нашёл, но, по откровению, „ком“, „пью“ и „тер“ — это „счёт“ на древних языках. (Из интервью с мужчиной около 40 лет, прихрамовая среда.)

В современной культуре мифологические представления не исчезают, а адаптируются к новым культурным условиям. Кроме того, кризис советской символической системы вынуждает наше общество к поиску новых ценностей, черпаемых из мифа. Распространённое в религиозных субкультурах современной России представление о науке и знании обусловлено его двояким происхождением. Из традиционной культуры, где „знать“ означает обладать магическим даром, а учёный (врач) сродни колдуну, происходит настороженное отношение к науке, из секулярной — восприятие познания как способа постижения истины. В любом случае представители этих субкультур не проходят мимо этого явления и претендуют на описание мира наукообразным языком. Им необходимо рациональное подтверждение иррациональных идей. Так, религиозным и мифологическим концептам находится научное подтверждение, а научные понятия мифологизируются.

Эти разговоры записаны автором в прихрамовой среде паломников Серафима-Дивеевского монастыря и в общении с сектантами разных толков

Город этот, Иерихон, там был, Ярхон — чисто русский город был. И река Иордан была — Ярдон, „дон“ по-русски была „река“, а „яр“ — ну это, светлая река. Огненная река. <…> Этруски — язык чисто русский, слова вот, как читаешь — понимаешь всё. <…> Но во всём мире говорится, что это старый, древний, не поддающийся расшифровке язык. Что угодно городят, лишь бы русского человека унизить. <…> Русский человек дал культуру всем. И всегда давал её. Просто последнее время как бы время безбожия, попрания всех идеалов. (Г., муж., ок. 35 лет, Белое Братство).

Все начавшиеся энергийные уплотнения в Первооснове носили единое условно плюсовое качество. И только лишь на определённой стадии самоформирования активного Начала во Сути Единого Целого стала образовываться и формироваться энергийная среда, которую также условно можно именовать как среда минусового качества (Виссарион. „Время поворота“).

Ведь есть родословность, ведь если мужчина переспал с женщиной, он взял её грехи, её родословности. Она переспала с мужчиной, она взяла, это, его грехи и родословности. <…> Грехи-то родственников, родословности, ложатся друг на дружку (В., жен., ок. 65 лет).

Потом, со времен Коперника, тёмные делают один большой прорыв <…> Они разрушили это, сказали, что Земля находится, ну, Бог знает где, на пределах галактики. Система наша, и Земля вращается вокруг Солнца. Умалил, унизил практически вот эту, самую святую планету во вселенной, которая в центре мироздания. Куда все зрелые души со всей вселенной стекаются для получения духовного опыта. <…> Они, действительно, само солнечное ядро, если не считать ореола свечения, очень мощного, оно такое же, как сам лунный диск. По размерам. А Земля в два раза больше каждого из них, отдельно взятого. Она выступает по отношению к ним и как мать, и как дочь. Они её оберегают, как отец и мать. Землю. И питают. Луна питает воды, Солнце — огни. Но по рождению Земля старше. Она первая появилась в материальном мире. А Солнце и Луна — они появились вслед за ней. А потом — все остальные кометы и планеты. (Г., муж., ок. 35 лет, Белое Братство).

Сегодня дни несутся с бешеной скоростью. <…> На земле может пройти семь лет, когда в очах Божьих лишь год. Недавно состоявшаяся конференция математиков официально установила, что с некоторых пор время движется быстрее. Спрессованное, сконцентрированное, оно такое плотное, что может ранить. („Православные чудеса в ХХ веке“. Б.м., б.г. С. 191).

Диалог представителей прихрамовой среды, рассуждающих, как сделать, чтобы антихрист не мог „зомбировать“ через новый паспорт: — Я знаю, как другим образом выйдет из строя, более надёжным. Электромагнитом. — Другие способы есть. Она опасность в том, что радиосигнал-то даёт, и как бы такая слежка, местонахождение. А проще простого — в леденцовое монпансье коробочку, просто он перекрывается, он будет уже экранирован — никакой сигнал не пройдёт. Или в фольгу обернуть. Ну, это проще. Леденцовое монпансье коробочку — и пожалуйста, и у них просто как исчезнешь. <…> Заэкранировано будет от электромагнитных волн. Всё равно, что приёмник.

Знание-сила

Статьи близкой тематики:
Странники и паломники.  Арина Тарабукина.
Божественное мироустройство.  Арина Тарабукина.
Почему люди верят в Бога?  Ал Бухбиндер.
Почему астрология — лженаука?  Владимир Сурдин.
Диетические сказки.  Борис Жуков.
Вечность мифа об экстрасенсорном восприятии.  В. П. Лебедев.
ХХ век: мифы освобождения.  
Мифология мифа.  Ольга Балла.
Зеркало и рамка.  Борис Дубин.
Неуловимая русская мафия.  Леонид Хотин.
Поверья и ритуалы повседневности.  Андрей Мороз, Андрей Трофимов.
Средний класс в России или к появлению нового мифа.  Вадим Радаев.
Российский «средний класс» как душевная реальность.  Ольга Маховская.
Утраченные иллюзии.  Борис Дубин.
«В реальности» и «на самом деле».  Симон Кордонский.
Сексуальная революция? В городе Шадринске её не было.  Ирина Прусс.
Депопуляция.  Альберт Баранов.
Миф о трансгенной угрозе.  В. Лебедев.
«Роковые яйца» в широкой продаже.  Кирилл Ефремов, Владимир Сесин.
Натура или нуртура.
Происхождение. Было или не было?  Кирилл Ефремов.

2007 Copyright © AstroSearch.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования