доктор технических наук Ю. И. Иориш,
Б. В. Туробов

Лозоискательство без мистики

Издавна широко распространено мнение, что при помощи лозы или проволочной рамки можно обнаружить различные руды, скрытые источники воды, карстовые образования, нефть, трещины, подземные коммуникации и пр. Рамка, находящаяся в руке оператора, будто бы сигнализирует своим поворотом о приближении к искомым объектам. Проведение такого рода поиска получило название лозоискательства, а иногда биолокации или биофизического эффекта 1

Разнородность сфер использования этого явления на протяжении веков удивляла и ставила в тупик всех исследователей, пытавшихся найти ему какие-то объяснения. А так как строгость результатов представлялась сомнительной из-за плохой повторяемости опытов, то серьёзные учёные стали сомневаться в реальности лозоискательских методов и утратили интерес к этой проблеме.

Постепенно лозоискательство перешло в область парапсихологии 2 , где оно явилось неисчерпаемым источником „научных открытий“ и новых приложений. Это и измерение интенсивности „биополя“ человека (как непосредственно, так и по фотографии), и медицинская диагностика, и поиск ископаемых по карте, и взятие пеленга на корабли, находящиеся за горизонтом, и т. п.

Что же касается научного подхода, то, несмотря на многие попытки, так и не удалось хотя бы в общих чертах наметить удовлетворительные объяснения. Правда, появилось предположение, что если лозоискательство существует, то загадочное действие объектов поиска производится не на саму рамку, а на организм оператора. Высказывалось также мнение, согласно которому поворот рамки — это всего лишь следствие каких-то непроизвольных движений оператора и может быть вообще не связан с объектом поиска 3 . Кроме того, известно несколько вариантов наивной гипотезы парапсихологического толка о восприятии лозоискателем некоего „всеобщего надфизического волнового излучения“, будто бы присущего всем телам.

Справедливости ради необходимо сказать, что энтузиасты лозоискательства проводили и проводят практические работы, заканчивающиеся вроде бы реальным обнаружением новых водных источников, неизвестных залежей руд и подземных пустот. Однако не было и нет стопроцентной уверенности, что эти успехи достигаются одними только методами лозоискательства. В связи с такими работами постоянно появляются противоречивые и весьма категоричные публикации как за, так и против лозоискательства 4 .

различные виды материального оснащения лозоискателя
Существуют различные виды материального оснащения лозоискателя. (Подробнее об этом см.: Матвеев В.С. — Известия АН КазССР, сер. геол., 1967, № 3, с. 76 и сноску 1.) Это может быть лоза в виде длинной рогатки, растягиваемой в разные стороны (а), различные палочки и проволочные рамки, в том числе с постоянным подкручиванием, колеблющийся маятник и т. д. Проще всего для анализа движения проволочная Г-образная рамка, которую держат на вытянутой вперёд руке за короткий конец — свободно в кулаке (б) или через металлическую трубочку (в).

Читатели остаются при этом в недоумении — как же получается, что в достигшей столь впечатляющих успехов науке XX столетия осталось своего рода белое пятно — лозоискательство? Почему до сих пор нет определённого ответа на, казалось бы, не очень сложный, но волнующий вопрос? Если лозоискательство действенно, то какую громадную пользу могло бы извлечь из него человечество! А если это только суеверие, лженаука и шарлатанство, то нет разве средств, чтобы покончить с ним? Постоянное возвращение к этим вопросам послужило причиной постановки работы, порученной авторам. Из дальнейшего будет видно, однако, что такая прямолинейность вопросов не вполне адекватна проблеме.

Авторы относились к лозоискательству скептически и, прежде всего, попробовали сами освоить лозоискательские методы.

К большому удивлению оказалось, что рамка действительно может поворачиваться непроизвольно, например, при проходе под линией электропередачи. Можно было бы приписать этот эффект действию электромагнитного поля, но рамка таким же образом поворачивалась и под мостом, и даже в дверном проёме деревянного дома.

Авторы находили предметы, спрятанные сослуживцами. В их присутствии рамка чётко поворачивалась около тайника.

Несколько раз авторы наблюдали работу лозоискателей на местности и участвовали в поисках залежей полезных ископаемых, проводившихся геологоразведочной организацией. Научная строгость этих работ оставляет желать лучшего, и достоверность результатов не вполне ясна. Вместе с тем налицо некоторая повторяемость результатов, полученных разными лозоискателями.

В итоге у авторов сложилось мнение, что какие-то эффекты „лозоискательского характера“ действительно существуют. Однако без хотя бы гипотетической, но научной трактовки этих странных и неоднородных явлений в едином комплексе представлений трудно было рассчитывать на признание объективности произведенных наблюдений.

Основная идея

Г-образная рамка в руке лозоискателя эквивалентна горизонтальному маятнику

Г-образная рамка в руке лозоискателя эквивалентна горизонтальному маятнику с массой М, сосредоточенной в центре инерции на расстоянии L от шарнира O. Её движение описывается углами поворота относительно осей ξ, η и ζ подвижной системы координат, в исходном положении совпадающей с неподвижной декартовой прямоугольной системой координат XYZ, ось X которой направлена по ходу лозоискателя. Эти углы (α — крен относительно оси ξ, β — тангаж относительно оси η и γ — поворот в шарнире вокруг оси ζ) зависят от времени, и в общем виде уравнение движения рамки довольно сложно. Но при неизменных значениях α и β результирующий угол поворота определяется простым соотношением

tg γ = – sin α / tg β,
нe зависящим от параметров рамки. В частности, если рамка расположена горизонтально (β = 0), то от малейшего наклона в стороны происходит „опрокидывание“ (γ = ± π  / 2). Любые отклонения от этого закона свидетельствуют лишь о том, что рамка ориентирована негоризонтально. А „надфизические“ поля, на которые любят ссылаться лозоискатели, здесь совершенно ни при чём.

В результате перебора и классификации большого числа индивидуальных признаков и общих черт авторы пришли к выводу, что во всех разнообразных случаях лозоискательства действует один и тот же своеобразный способ восприятия и индикации совершенно различных окружающих объектов и разнохарактерных событий. Он основан на развитии приторможенного идеомоторного акта 5 под действием некоторого физического сигнала, согласно выработанной фиксированной установке 6 .

Так, если сосредоточить взгляд на конце рамки и мысленно представить себе её поворот по или против часовой стрелки, то рамка действительно начнёт поворачиваться благодаря почти неуловимому глазом непроизвольному наклону кисти, всей руки и корпуса. Этим движением можно управлять за счёт обратной связи 7 . Оператор способен не только вызвать движение рамки, но и затормозить его, включив соответствующую группу мышц, осуществляющих отрицательную обратную связь. Используя эту возможность, оператор и подправляет рамку, поддерживая её первоначальную ориентацию вперёд по ходу.

Кисть с рамкой оказывается в положении неустойчивого равновесия, а сам оператор должен быть очень сосредоточен и напряжён, чтобы это равновесие поддерживать.

Когда оператор, находясь в таком состоянии „активной готовности“, воспринимает сигнал, переключающий его внимание, возникает рассогласование поступающих нервных импульсов, управляющих мышцами кисти, она незаметно наклоняется и рамка поворачивается. Обычно, если рамка находится в правой руке, то она поворачивается против часовой стрелки. Но иногда рамка поворачивается в противоположную сторону, что подтверждает возможность конкуренции и срыва равновесия.

Теперь вступает в игру ещё один удивительный эффект — выборочная настройка, связанная с фиксированной психологической установкой. Если оператор настроен отметить, скажем, прохождение дверного проёма, то рамка повернётся именно в этот момент, а восприятие информации, относящейся к другим объектам и событиям, будет ослаблено. После некоторой тренировки оператор может совсем не обращать внимания на проём — но во время его прохождения выработанная установка всё равно подействует, так что оператор бессознательно отметит этот момент, и рамка непроизвольно повернётся.

Вот такая бессознательная реакция на различные, но вполне реальные физические сигналы, связанные с объектами поиска, и лежит, по-видимому, в основе лозоискательских эффектов. Их оказалось удобно разделить на шесть групп: четыре основные — A, B, C, D и две дополнительные — φ и ψ.

Рамка в роли «указки»

К группе A отнесены случаи срыва равновесия в результате одного только мысленного представления о движении рамки, без участия какого-либо внешнего сигнала.

Пусть, например, кто-нибудь из присутствующих при опыте спрашивает: „Где здесь телефон?“ Телефонный аппарат открыт, его все видят, но когда рамка или даже одновременно две рамки, находящиеся в обеих руках оператора, как бы сами собой поворачиваются и останавливаются, точно указывая на аппарат, это производит на окружающих известное впечатление в пользу возможностей лозоискательства.

Конечно же, подобные эффекты к собственно поиску отношения не имеют. Они выделены в самостоятельную группу лишь потому, что идеомоторный акт, регулируемый обратными связями, проявляется здесь наиболее наглядно, наблюдается непосредственно и может быть исследован проще, чем в других случаях.

Залог успеха — тренированность

Обратимся к группе B. Пусть оператор знает, где находится объект (скажем, видит его), и движется к нему.

Максимально усиливая состояние „активной готовности“ по мере приближения к объекту-ориентиру, оператор, проходя возле него, непроизвольно допускает срыв поддерживаемого равновесия, в результате чего рамка поворачивается (не обязательно в направлении объекта — она может даже опрокинуться на 180°).

Если в процессе тренировки оператор выработал способность отмечать поворотом рамки прохождение того же дверного проёма, то она точно так же может повернуться и когда оператор перешагивает через рельс или ручей, проходит под линией электропередачи или мимо колонны, столба, вообще мимо любого выделяющегося ориентира, хотя бы яркой ленточки на его пути.

При этом наблюдаются следующие особенности.

  1. Выработанная фиксированная установка на какой-либо ориентир весьма устойчива и распространяется (как говорят психологи — „иррадиирует“) также на его непосредственное окружение. Так, если переложить упомянутую ленточку на новое место, то рамка будет поворачиваться не только над ленточкой, но некоторое время над тем местом, где она лежала раньше.
  2. Если какой-нибудь случайный поворот рамки оказывается значительным, то оператор бессознательно отмечает соответствующую точку пути, и впоследствии рамка может поворачиваться на том же месте.
  3. Поворот рамки может быть соотнесён не только с точкой пространства, но и с моментом прихода сигнала. При соответствующей установке и после некоторой тренировки рамка поворачивается в ответ на ожидаемую световую вспышку, звонок, пуск или остановку при движении оператора в лифте и т. д.

Лозоискатели „с парапсихологическим уклоном“ апеллируют к этим эффектам, якобы доказывающим объективное существование и действенность лозоискательства, используют их для рекламы и демонстрации своих способностей. При этом первую особенность они объясняют взаимодействием „биополя“ оператора с остатками собственного „специфического поля“ объекта. Они даже растирают ногой место, на котором лежал объект, чтобы уничтожить остатки этого поля. На самом деле, такое активное физическое действие просто способствует разрушению создавшейся психологической установки. Вторую особенность они пытаются связать с обнаружением различных „аномалий пространства“, сезонными и суточными вариациями эфемерных полей и т. п.

Основной смысл выделения группы B в том, что отнесённые к ней эффекты явно вызваны внешними физическими сигналами различного происхождения, приводящими к той же бессознательной реакции оператора.

Описанные здесь и далее эксперименты каждый может проверить на себе. Однако, чтобы эти психологические опыты были удачными, необходимо выработать максимальную раскрепощённость и непреклонную веру в успех. Поэтому на начальных этапах тренировки следует „помогать“ рамке сознательным наклоном кисти. Напротив, активное противодействие препятствует нормальному течению эксперимента: наивно думать, что рамка повернётся, если её изо всех сил зажать в кулаке. Длительность тренировки весьма индивидуальна: от нескольких пробных ходов до 2–3 дней активной работы.

Эксперименты с индуктором

Для следующего класса явлений, сведенных в группу C, характерно то, что оператор не знает, где размещён объект поиска, но это известно одному или нескольким лицам, присутствующим при эксперименте. Эти лица — индукторы — могут быть удалены от области поиска на несколько шагов (могут находиться даже в глубокой тени) и не обмениваются на сознательном уровне с оператором-перципиентом никакой информацией.

Один из вариантов опытов, проводившихся авторами, выглядел следующим образом.

Схема эксперимента по поиску скрытых предметов

Схема эксперимента по поиску скрытых предметов. Объект поиска — кусок свинца массой около 0,5 кг укладывался на одну из трёх тумбочек под картонную коробку с номером. Индуктор (и) располагался на таком расстоянии, чтобы можно было одновременно держать в поле зрения все тумбочки и перемещающегося оператора-перципиента (п) не поворачивая головы или корпуса.

Оператор уходит из помещения, а индуктор вытягивает наугад один из трёх билетиков с номером и кладёт на тумбочку с таким же номером кусок свинца под непрозрачный колпак или коробку. После этого на все три коробки укладывают карточки с номерами. Если опыты в этот день уже проводились, то коробки и карточки немного поворачивают и передвигают. Билетики с номерами тасуют и убирают в сторону.

Индуктор садится на своё место, вызывает оператора и принимает практически неподвижное рабочее положение: голова прямо, взгляд направлен вперед вверх, наблюдение за оператором лишь „краем глаза“.

Оператор с Г-образной рамкой в руке в течение 20–30 секунд настраивается психологически, принимая состояние „активной готовности“ и начинает медленно ходить около тумбочек. При этом рамка слегка поворачивается случайным образом. Однако после нескольких проходов оператор замечает, что около одной из тумбочек рамка отклоняется более определённо.

Проведённые эксперименты дали в среднем высокий процент успешных поисков, значительно превосходящий результаты стандартных вероятностных оценок.

Однако результаты заметно ухудшались, если индуктор садился спиной к оператору или находился за фанерным экраном (даже в том случае, когда в нём имелась прорезь для „ глаз, прикрытая специальной плёнкой, позволявшей видеть оператора, а самому оставаться невидимым). Результаты явно ухудшались и в тех случаях, когда свинец укладывался в тайник в отсутствие индуктора и оператора третьим лицом, уходившим из помещения на время поиска без встречи с другими участниками опыта.

Общее число таких модифицированных опытов (около 30) было недостаточно для объективных статистических оценок. Но из них следует, что в определённых условиях успех поисков связан только с передачей информации от индуктора к оператору. Чтобы окончательно убедиться в этом, в некоторых экспериментах свинец в тайники вообще не закладывали (он был совсем убран из помещения), а индуктор только запоминал вытянутый в отсутствие оператора номер билетика. Во избежание ошибок индуктор брал его на рабочее место и держал в кармане, пока вернувшийся в помещение оператор занимался поиском. Результаты подобных экспериментов оказались весьма красноречивы — рамка поворачивалась возле тумбочки с „нужным“ номером на коробке точно так же, как если бы в ней был свинец: из 21 проведённого опыта 17 увенчались успехом.

Результаты поисков скрытых предметов с участием индуктора

Результаты поисков скрытых предметов с участием индуктора. На рисунке представлены данные 10 серий экспериментов по 6–11 опытов в каждой. Сюда не входит значительное число предварительных экспериментов, проведённых для отработки стандартной методики и выбора постоянной пары оператора и индуктора. N — номер серии; К — отношение числа успешных опытов (цветные линии) ко всему их числу в серии; прямая (I) соответствует значению Кср = 33,3%, характерному для вероятности обычного угадывания местонахождения объекта поиска в одном из трёх тайников; прямая (II) — уровню Кср = 84,2%, полученному в среднем для всех экспериментов — в проведённых 76 стандартных опытах успешными оказались 64, а в отдельных сериях процент успешных опытов достигал 100.

Определение механизма передачи информации не входило в задачи авторов. Что же касается её содержания, то оно предельно просто — „Стоп, здесь!“

Таким образом удалось выяснить, что в некоторых условиях индуктор помогает обнаружить объект, а без индуктора опыт может не получаться. Стало быть, возможное влияние индуктора необходимо учитывать во всех случаях, когда лозоискательство приводит к видимому успеху.

В связи с этим большое число частных примеров лозоискательства, которым энтузиасты-лозоискатели придают огромное значение, приобретают совершенно другую окраску. Действительно, помимо уже рассмотренного поиска различных предметов, спрятанных одним или несколькими лицами, участвующими в эксперименте, сюда же относится и обнаружение любого предмета на человеке или в его вещах. Этот человек сам невольно играет роль индуктора и подаёт сигнал, когда рука оператора с рамкой оказывается вблизи спрятанного объекта.

Нельзя не упомянуть и о „диагностике“ — целом направлении лозоискательства. Оператор заранее объявляет, что он в состоянии указать участки, подвергшиеся оперативному вмешательству, либо недостатки на теле человека под одеждой и даже заболевшие внутренние органы. Поскольку обследуемый как правило знает свои недостатки и болезни, то оператор, медленно перемещая руку с рамкой вдоль тела, воспринимает поступающую от него информацию, и в соответствующих местах рамка поворачивается. При достаточном внимании, эрудированности, фантазии и ловкости оператора подобная „диагностика“ способна произвести довольно сильное впечатление.

Конечно, рассмотренные в группе C случаи нельзя считать чисто лозоискательскими, ибо оператор получает сведения от своего рода информатора. Однако элементы лозоискательства здесь налицо. Во-первых, оператор указывает место, которое ему не было известно. Во-вторых, делает он это благодаря бессознательному восприятию от индуктора некоторого сигнала, вызывающего расторможение идеомоторного акта, которое завершается непроизвольным вращением рамки.

Собственно лозоискательство

В случаях, отнесенных к группе D, никому не известно, где именно находится объект поиска, и нет никаких сознательно воспринимаемых данных, которые, будучи использованы порознь или в совокупности, могли бы способствовать объективному целеуказанию. В общем случае неизвестно даже, расположен ли объект в районе поиска. Практически к этой группе принадлежит только классическое лозоискательство, т. е. обнаружение геофизических аномалий: залежей полезных ископаемых, подпочвенных вод, пустот и т. п.

Объяснение такого лозоискательского акта могло бы выглядеть следующим образом.

Приступая к поиску, оператор принимает состояние „активной готовности“ с сознательной установкой на поиск объекта определённого качества. Однако бессознательно установка распространяется и на восприятие характерных физических сигналов, связанных с объектом. На сознательном уровне оператор может и не подозревать о существовании этой связи. Восприятие подобных сигналов происходит бессознательно, зависит от индивидуальных способностей оператора и шлифуется с опытом. Следовательно, если объект скрыт (не обнаруживается органами чувств сознательно), но оператор воспринял какой-нибудь связанный с объектом характерный сигнал бессознательно, то возможен срыв равновесной заторможенности идеомоторного акта и рамка поворачивается.

Такими сигналами, по-видимому, могут быть локальные искажения гравитационного, электрического, магнитного, радиационного, акустического и других полей, вызванные наличием искомого объекта, а также связанные с ним различные прямые и отражённые излучения, испарения и т. д.

Сюда же следует отнести бессознательное восприятие признаков-ориентиров, таких как рельеф местности, вид почвы, её влажность, наличие и состав растительного покрова, запахи, концентрация насекомых и т. п. Известно, например, что различные сорта растительности, её густота, цвет, наклон стеблей и пр. довольно точно характеризуют распределение подпочвенных вод. Тренированный лозоискатель, „наткнувшись“ на такой признак, воспринимает его бессознательно, и, если им заранее принята установка на обнаружение воды, рамка в его руке может повернуться. По-видимому, здесь происходит смыкание с эффектами, отнесенными к группе B, и лозоискатель может работать на грани между сознательным и бессознательным восприятием этих признаков.

В действительности не существует какой-то одной изначальной причины поворота рамки в руках оператора. Таких причин великое множество. Важно только, повторим это ещё раз, чтобы в зависимости от физической природы объекта поиска, условий и обстоятельств тот или иной сигнал о наличии объекта мог быть воспринят оператором, находящимся в состоянии „активной готовности“, как спусковой: даже незначительного изменения состояния оператора или просто переключения внимания достаточно для реакции — торможение идеомоторного акта срывается и рамка поворачивается.

Классификация различных случаев лозоискательства
Классификация различных случаев лозоискательства.

Таким образом, снимается и извечный вопрос: за счёт какой энергии, отнюдь не малой, происходит поворот рамки? Из сказанного ясно, что это энергия самого оператора, а внешний сигнал лишь вызывает срабатывание сложного психофизиологического механизма, приводящее к наклону кисти с рамкой.

Мы не имеем возможности останавливаться здесь на функционировании всех инструментов лозоискателей — выщелкивающей лозы, подкручиваемой рамки, колеблющегося маятника и др. Принцип их действия тот же, что и в случае Г-образной рамки. Известны операторы, которые вызывают состояние „активной готовности“ напряжением руки без рамки. В критических точках оператор испытывает как бы облегчение руки или „холодок“.

Оценки и доказательность

Если иметь в виду обнаружение геофизических аномалий, то многие из них связаны с локальными искажениями напряжённости гравитационного поля. В этом случае возможны количественные оценки.

Нетрудно показать, что моделирующий небольшую аномалию уединённый железный шар радиусом 100 м, притягивает вблизи своей поверхности тело человека масой 80 кг с силой около 0,02 Н ≈ 2 г. Разумеется, в реальных условиях имеют дело с избыточной плотностью, вопрос усложняется, и вариации поля могут оказаться ещё меньше. Во всех случаях, однако, возникающие изменения сил, отнесённые к весу человека, вовсе не исчезающе малы, как иногда ошибочно полагают. Известно также, что пороговое значение ускорения, которое ещё сознательно воспринимает пассажир самолёта, составляет около 10 –1 м/с 2. Это соответствует изменению его веса на 8 Н ≈ 800 г. Прямо скажем, чувствительность не слишком высокая. Она на порядок хуже чувствительности даже грубых акселерометров и гравиметров… Правда, измерения в самолёте производились со случайными участниками при шуме, вибрации и общей напряжённости, связанной с полётом. Для тренированного же лозоискателя в спокойных условиях на уровне бессознательного чувствительность должна быть значительно выше. Кроме того, восприятие зависит не столько от ускорения, сколько от его производной по времени, так называемой резкости 8 . Это означает, что чувствительность движущегося лозоискателя может намного возрасти вблизи чётких очертаний аномалий, крутых разломов и т. п.

Таким образом, влияние гравитационного поля исключить нельзя, особенно в случае подземных пустот или трещин. Но более вероятно совместное действие сигналов различной природы, благодаря чему при выработке необходимой установки становится возможной дифференциация объектов поиска различного качества.

Разумеется, выяснить, существует ли классическое лозоискательство и какова физическая природа действующих при этом сигналов, можно было бы с помощью соответствующих экспериментов.

Здесь, однако, возникают трудности едва ли не принципиального характера.

Прежде всего, лозоискательство — дело ненадёжное. Идеомоторный акт у людей протекает по-разному. Даже у одного и того же человека то сильно и чётко, а то — едва заметно. Как тут снимать характеристики, определять функциональные зависимости, порог чувствительности, если всё изменяется прямо на глазах?

Кроме того, физическая природа сигнала, вызывающего расторможение идеомоторного акта, может быть различной, но при проведении экспериментов её необходимо знать, так же как и особенности физических полей, присущих человеческому организму, их взаимодействие с окружающей средой и т. д. Систематические исследования такого рода ещё только начинают развиваться 9 .

Конечно, можно попытаться, как говорится, не мудрствуя лукаво, „что-то“ закопать или спрятать и предложить лозоискателю найти. Казалось бы, чего проще? Но, оказывается, не так-то легко правильно спрятать объект поиска с тем, чтобы иметь дело с „чистым“ лозоискательством (группа D), без эффектов, отнесённых к группам В или С.

Действительно, любой признак, вроде малозаметных следов на тайнике, может послужить сознательно воспринимаемым ориентиром, как в группе B. А если кто-нибудь знает, где спрятан объект, всегда найдутся скептики, которые при успехе поиска возразят, что он, мол, достигнут благодаря помощи индуктора, как в случаях, рассмотренных в группе C. Эксперименты, претендующие на доказательность, должны быть поставлены так, чтобы их научная строгость не вызывала сомнений. Поэтому ни одна живая душа на свете не должна знать заранее, где расположен объект поиска и когда поиск производится. Но как это сделать, если речь идёт не о килограммовой железяке, а о достаточно солидном предмете, влияние которого на лозоискателя сравнимо с действием хотя бы скромной геофизической аномалии?

Лабораторные исследования, скорее всего, малоэффективны. В частности, трудно создать заметные целенаправленные искажения гравитационного поля при наличии больших масс окружающих строительных конструкций. Поэтому, едва ли можно обойтись без разработки и постройки крупных имитационных испытательных стендов, станций и полигонов. А чтобы избежать любых посторонних влияний, все объекты поиска должны перемещаться без участия человека, автоматически, по программе, задаваемой датчиком случайных команд.

Да и как однозначно интерпретировать результаты? Если, например, поручить лозоискателю установить положение железнодорожной платформы, нагруженной свинцом и перемещаемой за сплошным забором, то при отсутствии реакции лозоискателя всегда можно сказать, что платформа была загружена недостаточно. В случае же успеха возникнут десятки подозрений, что он достигнут независимо от лозоискательства, например благодаря улавливанию на уровне сознания изменения гулкости шагов вблизи платформы, оседания почвы, запаха смазки колёс и т. д.

Всё это очень сложно и требует неоправданно больших затрат.

Информационная цепь событий при лозоискательстве и условия ее действенности
Информационная цепь событий при лозоискательстве и условия её действенности.
Конечно, особенно показательны были бы натурные испытания — поиски новых, ранее не разведанных аномалий. Однако трудностей в организации и проведении таких работ тоже предостаточно, а соблюдение научной строгости при участии профессиональных лозоискателей оказывается чуть ли не невозможным, так что любой результат — положительный или отрицательный — неизбежно попадает под обоснованный обстрел сторонников противоположных взглядов. Такие примеры хорошо известны 10 .

Трезво взвесив все сложности строгой научной проверки и сопоставив их с возможным практическим выходом, авторы считают, что в настоящее время развёртывание широких исследований в этой области вряд ли целесообразно, несмотря на бесспорный её интерес. Здесь, пожалуй, следует обратиться к известному афоризму: „Наука — это средство удовлетворения любопытства за казённый счет“, в котором, как и в каждой шутке, есть доля правды.

Однако прямые эксперименты — не единственный аргумент для серьёзных заключений.

В излагаемой концепции четыре основные группы логически взаимосвязаны, и эта взаимосвязь такова, что даже если бы о группе D вовсе ничего не было известно, то можно было бы высказать предположение о её возможном существовании.

Поиск геологической аномалии, согласно этой концепции, можно представить в виде своего рода информационной цепи, каждое из звеньев которой реально существует и связано с другими (см. табл.).

Правда, остаётся вопрос, достаточна ли интенсивность воспринимаемого физического сигнала для срыва динамического равновесия приторможенного идеомоторного акта? Но это уже вопрос количественный, переводящий исследования от выяснения принципов к возможностям практики. Конечно, в настоящее время ещё нельзя сказать, для каких аномалий лозоискательство могло бы оказаться действенным, а для каких — нет. В связи с этим уместно привести мнение некоторых лозоискателей-практиков о том, что поиск мелких предметов затруднителен и не даёт определённых результатов.

Из приведённого выше сопоставления чувствительности современных гравиметрических приборов со способностью человеческого организма ощущать ускорение и резкость видно, что человек, в принципе, может воспринимать весьма слабые сигналы, особенно на уровне бессознательного.

Многовековая, но несовершенная практика лозоискательства вызывала недоверие в значительной мере потому, что не поддавалась научному объяснению, не укладывалась без серьёзных противоречий и возражений ни в какие теоретические рамки. Теперь же непротиворечивое объяснение вроде бы сформулировано.

Необходимо, однако, ясно понимать, что несовершенство метода порождает неуверенность в результатах экспериментов и её трудно отделить от сомнений принципиального характера. Так что сама по себе лозоискательская практика не может заменить строгих научных исследований.

Фантастические аспекты

Нам осталось рассмотреть дополнительные группы φ и ψ. Первая из них охватывает научные нестрогости, некомпетентность и домыслы, как скажем, сообщения о фантастической способности брать пеленг на невидимые корабли, находящиеся в 40 км (!) от лозоискателя 11 .

К группе ψ отнесены явные нелепости, недобросовестность, ловкость рук, различные виды колдовства. Например, определение при помощи рамки по плану квартиры, в которой оператор никогда не был, участков, якобы опасных для проживания, идентификация фотографий пришельцев из других миров и пр.

От апологетов лозоискательства можно услышать возражение, будто абсурдность такого рода притязаний относительна, что человек постепенно смирился со многими открытиями, которые поначалу казались противоречащими здравому смыслу. Несостоятельность этого возражения в том, что здесь недостоверны сами факты, так что в настоящее время просто нет оснований для серьёзного обсуждения таких „открытий“.

К группе ψ следует отнести и случаи плутовства, когда оператор находит объект или определяет его качество (например, подлинность произведения искусства) по известным ему признакам, но, играя на публику, вызывает вращение рамки сознательным наклоном кисти.

О практической ценности

Неспециалисты, ратующие за широкое внедрение лозоискательских методов в практику, большей частью плохо осведомлены об актуальных задачах геологической разведки, о высоких требованиях в отношении её глубины, точности, разрешающей способности, надёжности и быстродействия применяемой аппаратуры и т. п. Поэтому развитие лозоискательства как направления, конкурирующего с надёжными и весьма совершенными современными геофизическими методами, абсолютно неперспективно и способно только отвлечь силы от решения действительно важных задач. Использование технических устройств для усовершенствования или частичной замены лозоискательских действий человека также нереально — сегодня мы ещё очень далеки от познания нужных связей между живым организмом и окружающей средой, которые необходимо было бы учитывать при разработке таких гибридных биотехнических устройств, предназначенных для решения задач геологической разведки 12 .

Из сказанного не следует, что нужно пренебрегать отдельными удачными техническими решениями, основанными на физиологических и психологических возможностях человека, в том числе применительно к георазведке. В этой области уже сделано несколько изобретений. Точно так же нет оснований отказываться от лозоискательских методов там, где они применяются для решения каких-то частных задач, но при непременном условии объективного контроля, обеспечивающего уверенность в полезности производимых работ.

Кроме того, элементы лозоискательства и рамки различных конструкций, по-видимому, можно использовать для получения нетривиальных результатов в экспериментальной психологии.

Подведём итоги. Лозоискательские эффекты весьма разнообразны, но их можно разделить на четыре характерные группы. Три из них довольно легко проверяются экспериментально. Проверка четвёртой группы (самой главной, связанной с поиском геофизических аномалий) корректными экспериментами затруднительна.

Во всех случаях практическое использование лозоискательства в настоящее время чрезвычайно ограниченно.

Предложенное объяснение возможного механизма лозоискательства, единого для всех групп, не выходит за пределы простых представлений физики, физиологии и общей психологии. В этом смысле лозоискательство может служить примером вычёркивания из парапсихологии раздела, рассмотренного с научных позиций. Уместно заметить, что поскольку для объяснения лозоискательства достаточно известных научных положений, то понятие „биофизический эффект“ теряет смысл. Никакого такого самостоятельного явления, по-видимому, не существует.

Дальнейшие научные исследования в этой области, если они будут проводиться, должны быть тесно увязаны с гораздо более общей проблемой — изучением взаимодействия человека и окружающей среды.

Что же касается индивидуальных увлечений „чудесами“ лозоискательства, то, конечно, это никому не возбраняется. Только надо сохранять критический образ мышления и не терять… чувства юмора.

1  Лозоискательство породило обширную литературу Подробная библиография содержится в работах Валдманис Я.Я., Долацис Я.А. Калнинь Т.К. Лозоходство — вековая загадка Рига 1979; Bird Ch. The divining hand. N. Y., 1979
2  3инченко В.П., Леонтьев А.Н., Ломов Б.Ф., Лурия А.Р. — Вопр философии, 1973, № 9, с 128
3  Прокоп О. О волшебном жезле. — В кн.: Медицинский оккультизм. М., 1971, с. 64.
4  См., напр. Шмидт Н.Г. Еремеев А.Н., Соловов А.П. Существует ли биофизический метод поисков рудных месторождений? — Геол рудных месторожд , 1975, № 5, с 88, Бакиров А.Г. Малахов А.А. и др Да, биофизический эффект существует — Там же, 1976, № 4 с 116
5  Идеомоторными называют движения, вызванные бессознательной реакцией на одно лишь мысленное представление о движении. Примером могут служить колебания шарика, подвешенного на нитке, которую держат перед собой за другой конец пальцами. Достаточно, сосредоточив взгляд на шарике, подумать о его движении, как через некоторое время он начнёт колебаться. Таким образом можно вызвать колебания в направлении вперед — назад, влево — вправо либо вращательное движение по или против часовой стрелки. Некоторым людям требуется предварительная тренировка с сознательным раскачиванием пальцами. Под идеомоторным актом понимают не только собственно движение, но и напряжение соответствующих мышц и даже просто передачу нервных импульсов, адресованных этим мышцам при представлении о движении. Подробнее см., напр.: Агаян Г.Ц. Идеомоторный акт. — Большая медицинская энциклопедия. Изд. 3-е. М., 1978, т. 9, с. 29.
6  Установка — готовность человека к определённой активности, участию в некотором процессе, реакции на знакомые стимул или ситуацию. Так, человек движется по лестнице бессознательно, не глядя на ступеньки, но, если хотя бы одна из них отлична по высоте от остальных, может оступиться. В психологии установка X рассматривается как реальный элемент цепи S → X → R, где S — стимул и R — реакция организма. При этом X включает оценку действия, общий прошлый опыт, образ, план и программу. Так называемые фиксированные установки, отражающие конкретный опыт человека, иногда подкреплённые упражнениями вплоть до выработки аатоматизма, могут быть бессознательной ступенью регуляции поведения. Подробнее об этом см.: Прангишвили А.С. Исследования по психологии установки. Тбилиси, 1967; Бжалава И.Т. Вопр. психологии, 1968, № 5, с. 33.
7  Горячева Т.Г., Капустин С.А. — Психол. ж., 1984, т. 5, № 1, с. 74.
8  Деревянко Е.А., Мыльников В.Г. — Вопр. психологии, 1964, № 3, с. 131.
9  Гуляев Ю.В., Годик Э.Э. — Вестник АН СССР, 1983, № 8, с. 118.
10  См., напр., сноску 4.
11  Техника молодежи, 1983, № 2, с. 48.
12  О некоторых аспектах биотехнических измерительных систем см.: Иваницкий Г.Р. — Вестник АН СССР, 1984, № 3, с. 118.

„Природа“

Статьи близкой тематики:
Почему опасна лженаука.  Э. П. Кругляков.
Наука, антинаука и мировой кризис.  Т. Зимина.
Чем угрожает обществу лженаука?  Э. П. Кругляков.
Псевдонаука сегодня.  Б. И. Пружинин.
Советы осенённому идеей.  В. Н. Третьяков.
Из чего всё состоит.  М. И. Каганов.



2007 Copyright © AstroSearch.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования